ВЯЙНО РАЯНГУ ⟩ Эстонский язык: перезагрузка

Вяйно Раянгу
, ученый-экономист, деятель просвещения
Эстонский язык: перезагрузка
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Школьный класс.
Школьный класс. Фото: Пеэтер Лиллевяли
  • Вопрос перевода русских школ на эстонский язык обучения возник в 1980-х, но спускалась на тормозах
  • При владении госязыком для страха перед эстонскими вузами не останется оснований
  • Предлагаю опираться на немецкую образовательную модель

Начать, наконец, переводить школы страны на эстонский язык обучения – насущная задача, считает ученый-экономист и деятель просвещения Вяйно Раянгу.

Вопрос обучения эстонскому языку в русскоязычных школах стал актуальным во второй половине 1980-х годов. На тот момент в Эстонии треть школьников училась на русском языке. В 1988 году состоялась конференция эстонских работников просвещения, уделившая много внимания вопросам изучения эстонского языка в русскоязычных школах. 18 января 1989 года наш Верховный Совет первым среди республик СССР принял закон о языке, и его примеру последовали другие союзные республики.

В последующие годы тема перевода школ с русским языком обучения на эстонский язык поднималась политиками неоднократно, но раз за разом спускалась на тормозах. В коалиционном соглашении текущего года есть отдельная глава «образование на эстонском языке». То есть вопрос по-прежнему остается актуальным. В СМИ уже публиковались аргументы «против», которые показывают, что переход на эстонский язык обучения в планирующемся темпе потребует больших усилий. В марте пройдут выборы в Рийгикогу. Сегодня мы не знаем, кто сформирует правительственную коалицию и какая у нее будет система ценностей. Переход на эстонский язык может быть снова отложен.

На момент принятия Закона о языке в общеобразовательных школах с русским языком обучения работало много жен советских офицеров, которые поддерживали СССР. Уровень преподавания эстонского языка был очень низким. Местами его не преподавали вовсе. Я помню одно совещание учителей эстонского языка русских школ Ида-Вирумаа, на котором большая часть преподавателей эстонского не понимала язык своей специализации. Для них приходилось переводить доклады на русский или выступать сразу на русском языке. О каком уровне преподавания эстонского в такой ситуации можно было говорить?

Однако автор этих строк может привести и два положительных примера преподавания эстонского языка в тот период. На Хийумаа были расположены военные части, в семьях советских офицеров росли дети, но школы с русским языком обучения там не было. Дети из офицерских семей получали образование в эстонских школах и за три месяца достигали такого уровня разговорного эстонского языка, что могли на нем учиться. Второй пример связан с Государственным художественным институтом ЭССР. Там по направлениям от республик учились молодые люди из Латвии и Литвы, которые за несколько месяцев также прекрасно осваивали эстонский.

Почему тогда мы обсуждали изучение эстонского языка, а не переход на эстоноязычное образование? На одной из конференций работников образования Эстонии я делал доклад, в котором анализировал уровень преподавания эстонского языка в школах с русским языком обучения. Мы ставили цель вывести преподавание эстонского в русских школах на такой уровень, чтобы выпускники основной школы владели эстонским. Чтобы это было условием окончания основной школы. Для этого нужно было увеличить количество студентов, которые готовятся стать учителями эстонского в русских школах, поднять учителям эстонского зарплату и т.д.

Исходя из недостаточного количества хороших и проэстонски настроенных учителей эстонского в русских школах, в конце 1980-х годов мы посчитали нереалистичным перевести эти школы на эстонский язык обучения в ближайшее десятилетие. Смена языка обучения и тогда означала, и сейчас означает внедрение эстонского языка на хорошем уровне, а также предоставление школам дополнительных возможностей для снижения сопротивления. Если учащийся русскоязычной школы будет владеть эстонским, для страха перед эстоноязычной школой просто не останется оснований.

Сегодня мы можем заключить, что поставленные тогда задачи были выполнены лишь частично. Мы наблюдаем русскоязычную молодежь, которая не может общаться на эстонском. Директор Кохтла-Ярвеской гимназии Хендрик Агур в своем интервью в Postimees Nädal от 27.08.2022 упоминает школы, которые до сих пор выпускают учеников, совершенно не владеющих эстонским даже на элементарном уровне. О получении качественного школьного образования в таком случае нет и речи.

После восстановления независимости Эстонской Республики был принят Закон об основной школе и гимназии. В нем был зафиксирован срок перевода гимназий на эстоноязычное обучение – 2000 год. Это решение вызвало ожесточенную полемику среди русскоязычного населения Эстонии, в России и в международном сообществе.

Например, в 1990-е годы в Германии я несколько раз принимал участие в научных конференциях на тему образования, и мне всегда поступали вопросы о русскоязычной школе Эстонии. Помню, как на проходившей в Кельне конференции сразу же вспыхнул спор. Тогда я спросил: в Германии живет много русских, и когда же вы откроете первую русскую школу? Этот вопрос остался без ответа, а заодно и прекратил спор. Однако срок перевода русских школ на эстонский язык обучения несколько раз переносился, а цель не достигнута до сих пор.

После Первой мировой войны часть Дании оказалась в границах Германии. Школьная система и установки людей онемечились за 20 лет, то есть за одно поколение. После восстановления независимости Эстония существует 31 год, но все еще не достигла нормальной коммуникации на государственном языке между эстонской и русской общинами.

Для преобразования школ с русским языком обучения необходимо принять меры, реализация которых требует времени. Я не уверен, что установленные коалиционным соглашением цели будут реализованы в срок. Начать следовало бы с учителей, способных преподавать эстонский на хорошем уровне. Но обучение эстонскому – это, конечно, только одна, хотя и важная часть перехода на эстонский язык обучения.

Мое видение будущего эстонской системы образования предполагает, что во всех образовательных учреждениях страны от дошкольных детских учреждений до вузов преподавание идет на эстонском языке. Как в Германии – на немецком.

Во время принятия эстонского Закона о языке высшее образование в Украине было на русском, и только педагогические специальности на украинском. Родители отдавали своих детей в русскоязычные общеобразовательные школы, чтобы им было комфортнее поступать в вузы. Я помню, какие сложности были в украинских вузах при переходе на украинский язык из-за отсутствия необходимой терминологии. Но украинцы преуспели в переводе высшего образования на украинский. Эти упущения Украины и других союзных республик, связанные в те времена с русским языком, не должны повторить наши вузы из-за чрезмерного увлечения английским языком.

В общеобразовательных школах частью эстоноязычного учебного процесса могли бы стать уроки других языков и культур. Это позволило бы объединить представителей разных стран и культур, обучающихся в разных классах, на одном уроке. В Германии, например, при назначении учителей по таким предметам исходят из межгосударственных договоренностей, которые регулируют, из какой страны будет учитель, кто будет оплачивать его работу и т.д.

Я надеюсь, что наши политики, чиновники и работники образования в конце концов реализуют переход школьной системы Эстонии на эстонский язык обучения, чтобы мы, наконец, смогли в полной мере следовать Закону о языке.

Ключевые слова
Наверх