Загадочная смерть водолаза

ФОТО: Pm

Гибель молодого водолаза-сапера Марко Кнапса в минувший четверг днем в Таллиннском заливе поставила его старших коллег перед вопросом: что же на самом деле произошло на морском дне в тот день, когда были хорошие условия для подводного погружения?


Руководитель группы водолазов Военно-морских сил лейтенант Свен Пипар давит на резиновые шланги, входящие в комплект снаряжения водолаза и достает баллоны. Этот комплект идентичен тому, который в день гибели был надет на самом молодом члене водолазной группы, 22-летнем Марко Кнапсе, и сейчас находится на экспертизе.

Но сколько бы лейтенант Пипар не осматривал комп­лект с несколькими запасными средствами, поверить в сбой техники он не может. Непросто поверить и в ту версию, что молодого водолаза, находящегося в отличной форме, подвело здоровье.

Не просил о помощи

Пипар вспоминает, что две моторные лодки с водолазами на борту вышли из порта в 9.15. За последующие почти три часа команда из четырех водолазов, в которую входил и Кнапс, собрала с морского дна девять авиационных снарядов, чтобы переправить почти 400-килограммовый груз на место последующего взрыва.

Еще до полудня снаряды были опущены в море на 23-метровую глубину на расстоянии полутора морских миль от полуострова Какумяэ. В задачу молодого, но опытного водолаза Кнапса входило отсоединить трос от мешка, наполненного снарядами, чтобы следующая группа погружения потом смогла установить заряд и взорвать опасную находку. Кроме того, Кнапс должен был установить около мес­та предстоящего взрыва специально обозначенный буй, чтобы от взрыва никто не пострадал.

Ничто не предвещало ничего необычного. Как это предусмотрено у водолазов, перед погружением Кнапс расписался в том, что чувствует себя хорошо. В 11.57 он ушел под воду, а о производимых им действиях коллеги могли судить по шлангам, прикрепленных к водолазу, пузырькам воздуха и движениям буйка на поверхности воды.

30 минут спустя, то есть за десяток минут до окончания погружения, Свену Пипару показалось, что действия водолаза стали какими-то подозрительными. «Когда время погружения уже подходило к концу, на море были волны, и по пузырькам воздуха было непонятно, как дышит водолаз. Волны сбивали с толку, и мы решили проверить», — говорит лейтенант.

Поскольку на контрольное подергивание шланга Кнапс не ответил, к нему на помощь сразу спустился другой водолаз, который обнаружил своего товарища на морском дне без сознания и без загубника, позволяющего дышать под водой. Через несколько минут водолаза подняли на поверхность, коллеги и бригада «скорой помощи» 50 минут пытались его оживить, однако безрезультатно.
Пипар пытался представить себе подробности случившегося по минутам.

«Это не могло произойти в один момент. Он пользовался воздухом из баллона и успел выполнить часть задания. Поскольку по бую ничего не было видно, никаких метаний у водолаза не было. Значит, все произошло быстро», — анализирует Пипар.

Марко Кнапс даже не успел воспользоваться самым надежным запасным вспомогательным средством — активизировать воздушный жилет, который автоматически вынес бы водолаза, оказавшегося в сложной ситуации, на поверхность воды.

«Скорее всего, что до момента несчастья он дышал спокойно, и, очевидно, в течение 20-25 минут все шло по плану. По моему мнению, он потерял сознание, поскольку не смог ничего сделать для того, чтобы себе помочь», — делает вывод руководитель группы водолазов.

Что могло послужить причиной потери сознания, остается для коллег загадкой. Освобождая мешок со снарядами от троса, Кнапс не мог оказаться под ним. Молодого человека нашли поодаль от мешка, а во время реа­нимационных действий никаких повреждений на его теле обнаружено не было.

Был очень компетентным

«Всегда существует теоретическая возможность, что закачанный в баллоны воздух окажется загрязненным», — честно признает Пипар. Но эта версия не подтверждается потому, что все баллоны заправляют воздухом на военно-морской базе одновременно и в этом случае проб­лемы должны были возникнуть и у других водолазов.

По словам Свена Пипара, если рассуждать теоретически, спасти жизнь Кнапса могли бы более частые контрольные подергивания шланга, однако с учетом спе­цифики работы водолаза, занимающегося разминированием, это может стать дополнительным источником опасности для него. Дерганье водолаза за плечо может привести даже к взрыву. Также трос может обернуться вокруг шеи или попасть в винт лодки.

Трагический инцидент произошел в последний день двухнедельной операции по разминированию залива. О погибшем водолазе, входившем в группу саперов полтора года и совершившем более 150 погружений, лейтенант  Свен Пипар может сказать только хорошие слова.

«Кнапс был очень компетентным. Я считал его сильным — в любом случае он сумел бы выбраться с 23-метровой глубины и без аппарата», — считает руководитель.

Кнапс будет похоронен с воинскими почестями, все расходы на похороны возьмет на себя государство. Родст­венникам военнослужащего, погибшего при выполнении боевого задания, выплачивается компенсация в размере 15 среднемесячных брутто-зарплат, что по состоянию на сегодняшний день составляет 127 050 евро.

КОММЕНТАРИй

старший матрос Имре Аллаярв,
старший водолазной группы 2-й команды водолазов-саперов Военно-морских сил

Вместе с Марко Кнапсом мы участвовали в нескольких операциях. Совсем недавно впервые в истории нашей водолазной группы мы проводили довольно сложные ремонтные работы судна — меняли прибор для измерения скорости.
Даже представители судостроительного завода, прибывшие из Анг­лии, ранее не видели, чтобы водолазы выполняли подобные работы прямо в воде.
Такая работа предполагает от водолаза высокую степень самоконтроля за теми действиями, которые надо произвести в воде. Англичане были в восторге.
Именно спокойствие Марко Кнапса являлось для него как водолаза одним из больших плюсов. Его физическая форма ни в коем случае не могла стать причиной случившегося.

    Читать также

    НАВЕРХ