Николай Караев. Трехмерные шахматы: Дональд Трамп против Компартии Китая1

Николай Караев
Николай Караев
журналист
:

Судьба мировой экономики сегодня – в руках КНР и США. Сегодня Китай создает экономическую евразийскую империю (в том числе и с участием России), а США пытаются ему помешать. Боевые действия на этом фронте чреваты экономическим аналогом ядерной войны, пишет журналист Николай Караев.

В последние две недели даже невооруженным глазом можно заметить поразительную тектоническую активность в эстонской инфосфере. То Ильмар Рааг напишет о том, что «мяч летает над нашими головами», то есть нашу судьбу решает борьба гигантов (США, России, в какой-то мере Европы), и что «в долгосрочной перспективе для России, видимо, приемлема независимая Эстония, которую в военном аспекте контролирует Россия и которая соглашается с российским способом ведения бизнеса, но в то же время входит в ЕС, который относится к России всё более дружественно». То Эрки Баховски скажет не про Эстонию даже – про весь ЕС: «Пока европейцы не будут в состоянии платить за свою оборону, проведение какой бы то ни было независимой политики между Россией и США – это чистая иллюзия».

Мы, железные опилки в магнитном поле

Иными словами, с приходом к власти в США Трампа, после чего, как сказано у классика, «всё заверте...», в инфосфере укореняются более адекватные идеи о месте Эстонии и Европы в большом мире. Точнее, о влиянии на кого бы то ни было Эстонии уже и речи не идет (в связи с чем хотелось бы все-таки узнать, на какую «дипломатию» тратил деньги президент Ильвес). О чем идет речь – так это о том, что место в мире самой Европы становится всё более маргинальным.

Да, Европейский Союз – это по-прежнему пятая часть ВВП мира, но есть несколько «но». Во-первых, без Великобритании в ЕС, как без кота, и жизнь не та. Во-вторых, ЕС явно вступил в фазу, когда верхи не могут, а низы не хотят, но никакая революция по сути невозможна – речь ведь о без малого трех десятках стран, которые не очень могут между собой договориться. В-третьих, волна иммигрантов. В-четвертых, в-пятых, в-шестых... список можно продолжать. Мы в кризисе. Это – надолго.

Так уж устроена обычно голова живущего на Западе человека, что он мыслит западоцентрично. Если из уравнения убрать Европу, остаются, конечно, США и РФ. Для нашей в каком-то смысле пограничной страны – аккурат между Россией и НАТО, пока руководимым и финансируемым в основном Америкой, – это актуально в высшей мере. Наши аналитики любят смотреть на мир сквозь черно-белые очки. Там наши, тут не наши, и мы, как железные опилки в магнитном поле, поляризуемся относительно этой пары мировых полюсов.

Впрочем, Рааг в конце своей статьи оговаривается: «Остается воинственность Трампа в отношении Китая. В 2017 году эскалации можно избежать, однако теоретическое вступление США в конфликт на Тихом океане спутает все карты Восточной Европы, потому что вместе когда США утратят свое могущество, все мы будем предоставлены сами себе».

Собственно, уже ясно, что ближайшие годы мировую политику будут определять не отношения Европы с кем-либо, а именно и только отношения США и КНР – при активном участии России. Что до ЕС, тут, конечно, возможны варианты. Для Эстонии – в особенности: мощный приток беженцев с мусульманского Востока докатится и до нас, если не в виде беженцев, то в виде страдающей экономики ЕС. Но вот говорить о том, что Европа будет играть важную роль в мире, не приходится.

Пора расстаться с въевшейся в наши учебники истории привычкой смотреть на мир так, будто его пупом является западноевропейская цивилизация с ее передовыми технологиями. С полтысячи лет мы и правда удерживали пальму первенства, перенятую, кстати, у арабов, но мир уже изменился. В частности, Китай, переживший и многовековую стагнацию, и Опиумные войны, и Синьхайскую революцию, и страшную японскую оккупацию, и не менее страшную Культурную революцию, благодаря Дэн Сяопину взлетел наконец столь стремительно, что не считаться с ним уже совершенно невозможно.

Почему Китай не Америка

Если присмотреться, окажется, что КНР, США и РФ достаточно похожи. Если коротко, это три страны, занимающие огромные территории и при этом совершенно не раздробленные. В отличие от Европы, все три условных империи, как бы они себя ни называли, управляются сверху – и управляются достаточно жестко. Большая территория – это очень важно. Она обеспечивает внутреннюю стабильность; ее почти невозможно подчинить извне, не говоря «завоевать»; в наши дни на такой территории крайне сложно устроить революцию, да и любая смена власти, даже радикальная, типа «с Обамы на Трампа», идет по вполне предсказуемым правилам.

Европа, напротив, раздроблена политически и не слишком объединена экономически, а вероятность резкой смены курса в отдельной демократической стране уже стала реальностью в Соединенном Королевстве – и рискует стать куда более жестокой реальность, скажем, по итогам выборов во Франции.

Три основных игрока это понимают, как и то, что высокий уровень жизни в ЕС – не достоинство, а наша ахиллесова пята. Пока выгоднее производить товары в КНР и возить их сюда, уровень жизни будет повышаться в КНР, а не у нас.

Конечно, всё совсем не так просто, и есть великое множество «нюансов» – в кавычках, потому что это совсем не нюансы, а очень сильно влияющие на расклад сил аспекты. Скажем, Китай был и остается страной, руководимой Коммунистической партией, которая, невзирая на присутствие в КНР еще восьми политических партий, остается лидером страны – и являет собой нечто среднее между политическим объединением, конфуцианской чиновничьей кастой и корпорацией менеджеров, которые так или иначе привержены все-таки идеям социализма, пусть и с китайским лицом.

Де-факто речь идет о корпорации размером с огромную страну, и ясно, что КНР с определенной точки зрения куда эффективнее США. Скажем, не так давно Трамп попросил Apple перенести производство из Китая в Америку, и пообещал за это какие-то налоговые преференции. В ответ Китай заявил, что со своей стороны готов освободить Apple от налогов на несколько лет и еще приплатить (инвестировать в создание новых заводов на своей территории), лишь бы преемники Джобса оставили китайцам их рабочие места. «Тут и сел старик»: Трамп ничего подобного предложить Apple не в состоянии – капитализм этого просто не позволяет, государство в США не может быть слишком активным игроком на рынке. В Китае все по-другому. В числе прочего Китай может себе позволить контролировать внутренние цены и вообще делать в экономике вещи, которые ни в США, ни в РФ невозможны.

Взаимоневыгодная безвыходная система

Дональд Трамп окрысился на Китай неслучайно. Можно спорить о том, сыграла здесь роль ксенофобия нового американского президента или нет, но нападки на КНР со стороны Трампа беспрецедентны: уже было сказано, что Китай насилует экономику США, например, и уже была подвергнуто сомнению то, что Китай не позволит подвергать сомнению никогда – доктрина «одного Китая». В итоге обе стороны ощутимо напряглись, прямо как бойцы сумо, которые перед тем, как ринуться в бой, подолгу смотрят друг на друга.

Америка обвиняет Китай главным образом в том, что тот искусственно занижает курс юаня. Много лет Китай покупал доллары внутри страны (в особых экономических зонах) по более высокому курсу, чем мог бы купить эти доллары на международном рынке, – вроде как себе в убыток. На деле такая политика была более чем выгодной: экспортеры, продававшие товары за границей сверхдешево и получавшие за это доллары, в Китае меняли доллары на юани – и получали их столько, что зарплаты производителей товаров оставались на достойном уровне. Одновременно Китай накапливал доллары, создавая на них спрос и фактически поддерживая их высокий курс, а также вкладывался во внешний долг США, то есть покупал американские облигации (в Америке под эти инвестиции печатали новые доллары). Взамен на американский рынок шел дешевый китайский экспорт.

Вечно работать такая система, конечно, не могла. Корень проблемы в том, что уровень жизни в КНР растет, а значит, китайские товары перестают быть дешевыми и американские корпорации, перенесшие заводы в Китай, перестают получать большие прибыли. Все это не устраивало уже администрацию Обамы, которая, среди прочего, потому и заключила Тихоокеанское торговое соглашение, чтобы ослабить Китай и не дать ему диктовать правила экономики в регионе. Парадоксальным образом Трамп, отменяя это ненавистное им и его сторонниками соглашение, пошел Китаю навстречу.

На сегодня экономики США и КНР сцеплены так, что практически любой сценарий предполагает нечто вроде экономической ядерной войны. С одной стороны, если Трамп обложит китайскую продукцию дополнительными налогами и фактически закроет для нее рынки США, он рискует обрушить экономику Китая – но та, обвалившись, потянет за собой и Америку, и вообще всю долларовую систему. С другой стороны, Китай уже заявил, что перестает накапливать доллары и вкладываться в облигации США, что, в свой черед, может серьезно сказаться на экономическом здоровье уже Америки – и опять же долларовой системы, и Китая тоже. Договориться, видимо, как-то можно, но без потерь не обойтись. Вопрос только в том, кто потеряет больше.

Один пояс, один путь: Китай идет в Евразию

Трамп в этой ситуации ставит на саму Америку – но он, к сожалению, скверный стратег (что доказывают и его бизнес-похождения) и в экономике толком не разбирается. Ну а менеджеры китайской компартии давно всё просчитали и подготовили пути к отступлению. Речь идет о грандиозном плане Си Цзиньпина «Один пояс, один путь», который начали внедрять с 2013 года. Если совсем коротко, Китай предложил шести десяткам стран Евразии, Африки и Океании новую форму сотрудничества – участие в совместных проектах «Экономический пояс Шелкового пути» и «Морской Шелковый путь XXI века», в рамках которых создаются пять экономических коридоров из Китая в Азию, Европу, Россию, Африку, Океанию.

(Африка входит в сферу интересов уже давно. В книге «Шифропанки», представляющей собой беседу Джулиана Ассанжа с товарищами, сообщается мимоходом, что «некоторые африканские страны получали всю сетевую инфраструктуру, включая оптоволоконный кабель и магистральные коммутаторы, в подарок от китайцев» – то есть КНР уже контролирует всю проходящую по этому кабелю информацию. Хакеры Китая – тема отдельная: эти кибервоины посильнее российских будут.)

В основном инфраструктура «Одного пояса, одного пути» – железнодорожные магистрали, порты и так далее, – но также и всё то, что инфраструктуре сопутствует. КНР подает этот план именно как совместный: речь не о гегемонии Китая, но о взаимовыгодном сотрудничестве и экономическом «хоре» множества стран и об их ускоренном совместном развитии. Конечно, прежде всего Китай ищет постоянные рынки сбыта вне США – и готов вложиться в эти рынки по полной программе. Суммарные инвестиции оцениваются в четыре-восемь триллионов (!) долларов.

Если «Один пояс, один путь» осуществится, мы будем жить в совсем новом мире – мире, где КНР создаст глобальную евразийскую экономическую империю и быстро станет ведущей экономикой мира. Евразия при этом поневоле переймет китайскую экономическую модель – и, понятно, станет зависеть от Китая экономически (политические расклады будут уже не так важны), ну а США останутся позади. Им, в общем, тоже есть куда расти – хотя бы в Латинскую Америку, – но, как все понимают, ни исторический фон, ни нынешние «мексиканские» инициативы Дональда Трампа этому росту отнюдь не способствуют.

Китай, понятно, никого не неволит, однако ему охотно идут навстречу – в том числе и Россия, которая уже договорилась с КНР о своем участии в «Одном поясе, одном пути» по крайней мере на уровне намерений.

«ТайваньНаш» и интересные времена

Роль России в этой, как метко подметил один аналитик, борьбе двух слонов в посудной лавке мировой экономики своеобразна. Путин и его преемники вряд ли захотят ссориться с Китаем или США. Но, возможно, Китай России все-таки ближе – чисто географически (хотя такая близость, с точки зрения ряда российских политиков, таит в себе и большую опасность: колонизация и т.п.). Видимо, фантазия писателя Владимира Сорокина, описавшего в «Дне опричника» фантастическую Дорогу от Гуанчжоу до Парижа, все-таки сбудется. Кем именно станет при этом Россия, придатком КНР или его самым верным партнером, – вопрос ближайших лет.

В Америке всё это отлично понимают тоже. Видимо, именно поэтому Трамп сделал нечто совсем уже немыслимое – выставил в качестве аргумента политику «одного Китая». Речь идет о Тайване, с главой которого американский президент уже имел разговор. Для КНР такое поведение США – нож острый. Как известно, на Тайвань бежали в свое время остатки Гоминьдана и армии Чан Кайши, разбитого армией Мао Цзэдуна. После этого Тайвань провозгласил себя официальным преемником Китайской Республики, а материковый Китай – чуть ли не своими мятежными провинциями. С точки зрения коммунистического Китая дело обстояло и обстоит ровно наоборот: Тайвань – неотъемлемая часть КНР. Поэтому КНР порвет дипломатические отношения с любой страной, которая установит такие отношения с Тайванем.

В реальности КНР и Тайвань существуют как независимые государства, и ничто не мешает американцам продавать Тайваню оружие, а материковым китайцам – посылать авианосец «Ляонин», который не так давно обошел вокруг Тайваня, как бы демонстрируя серьезность намерений КНР. Грозя контактами с Тайванем, Трамп ставит под удар нечто, что для коммунистических менеджеров материкового Китая важнее, может быть, даже экономики: они не могут позволить себе потерять лицо. Тайвань – в своем роде как Крым для России или Курилы для Японии: от притязаний на этот остров КНР не откажется никогда. Как говорил Киса Воробьянинов, «торг здесь неуместен», и если Трамп этого не понимает, его – а может, и нас всех – ждут скверные времена. Не дай нам бог увидеть современный, модернизированный Китай в гневе – мало не покажется никому.

Понимают всё это и в России – и тоже как-то просчитывают ходы в этих трехмерных шахматах. Не стоит забывать ни про Индию, ни про Японию, которые играют в ту же самую игру. Наконец, есть еще арабские страны, которые тоже модернизируются – и не захотят оставаться в стороне от больших событий.

Ну а нам, скромной малосущественной части всё менее существенного Европейского Союза, остается только наблюдать за экономической схваткой титанов. Как говорится, паны дерутся – у холопов чубы трещат. Хотя уместнее тут вспомнить древнее китайское проклятие: чтоб ты жил в интересные времена!

P.S. Пока сочинялась эта статья, пришло сообщение о том, что Дональд Трамп поговорил с Си Цзиньпином и согласился уважать концепцию "один Китай". Кажется, это первый случай, когда нынешний президент США сделал шаг назад. Ждем развития событий.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВАдональд трампкитайодин пояс один путьроссияси цзиньпинсша
По теме
limon.ee
Если бы я был президентом...
limon.ee
Limon.ee
Limon.ee
Krasotka.ee
Limon.ee
Krasotka.ee
Limon.ee
Krasotka.ee
Америка, Россия и Эстония
Limon.ee
Krasotka.ee
Limon.ee
Мнение
Krasotka.ee
limon.ee
krasotka.ee
limon.ee
krasotka.ee
limon.ee

Связь с редакцией

тел. 6662521, 6662377

Пришли новость
Хроника
LimonЦеликом
KrasotkaЦеликом
SportsЦеликом
ВпрокЦеликом
Погода
Опрос

В опросе приняли участие  человек
Криминал
Наша окружающая среда
Таллинн
Культура
Самые читаемые
Топ комментариев
Bалюта
USD
0,949 EUR
GBP
1,178 EUR
SEK
0,106 EUR
RUB
0,016 EUR
=
тарифы в: 21.02.2017
Архив
календарь
"на острие"
эксклюзив
RUS.postimees.ee
lIMON.EE
SPORTS.EE - ВСЁ О СПОРТЕ
Krasotka.ee
PROGNOZ.EE - О ПОГОДЕ
мнение
вопрос читателя
Подпишитесь на рассылку Postimees и будьте в курсе важнейших новостей дня!
Выберите интересные для вас темы:
Спасибо, что подписались
на рассылку Postimees!
Уже завтра вы получите нашу первую рассылку.
Обратно на страницу Postimees