Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Чем Брюс Уиллис схож с Матушкой-Россией?

Брюс Уиллис готовится спасти мир от русских злодеев. ФОТО: www.blogspot.com

Тем, что его герой из «Крепкого орешка» и Матушка-Россия «делают все по-другому». По крайней мере, так утверждается в пятой части киносаги, носящей подзаголовок «Хороший день, чтобы умереть».

Полицейского Джона Макклейна Брюс Уиллис играет уже на протяжении четверти века, но любим мы «Крепкий орешек» не только за это. Уже первая часть эпопеи, вышедшая на экраны в далеком 1988 году, кроме харизматичного героя предлагала зрителю необычного, столь же харизматичного злодея (одна из лучших ролей Алана Рикмана, впоследствии прославившегося в роли Северуса Снэйпа (Cнегга) в «Гарри Поттере»), хитроумный сюжет с массой переподвывертов, а также сатиру на современное общество.

Когда к захваченному террористами небоскребу летели армейские вертолеты, один пилот весело говорил другому: «Ну прямо как в Сайгоне, помнишь?»; ведущий новостей, услышав о Хельсинки, с улыбкой всезнайки сообщал зрителям: «Хельсинки – столица Швеции!»; такого юмора, местами черного, в той картине было немало. Увы и ах, за 25 лет сатирический порох из пороховниц «Крепкого орешка» почти выветрился. Им все еще полны другие фильмы с Брюсом Уиллисом вроде «РЭД» (его продолжение, кстати, вот-вот появится в прокате), но пятый «Орешек» похвастаться комедийностью не может. Хотя если поскрести по сусекам, кое-что отыщется: русский олигарх то и дело зовет свою дочь «солнышком», и Макклейн, к русской речи непривычный, но кое-что о России слышавший, в какой-то момент спрашивает: «Ну, где там твоя... Солженица?..»

В остальном, как пел Высоцкий, «и кроме мордобития – никаких чудес». Морды бьются, снаряды рвутся, автомобили сталкиваются, люди дерутся, кровь льется рекой. Макклейн в отпуске и летит в Москву, чтобы вызволить из беды своего сына Джека (Джей Кортни), которого зачем-то арестовали российские власти. Быстро выясняется, что Макклейн-младший на самом деле работает на ЦРУ и спасает русского олигарха Юрия Комарова (Себастьян Кох), которого вот-вот будут судить, как Ходорковского, но который, в отличие от бывшего главы «ЮКОСа», обладает компроматом на крупного чиновника Виктора Чагарина (Сергей Колесников; от этой роли отказался Игорь Костолевский  – и правильно сделал). Дело осложняется тем, что комаровское «солнышко», прекрасная Ирина (Юлия Снигирь), видимо, переметнулось на сторону врага...

Неожиданных поворотов в этом странном кино ровно два, и нельзя сказать, что они уж очень неожиданные. В остальном мы имеем что-то вроде фантастики: и за Москву тут в основном Будапешт, и столичные таксисты говорят по-английски, и суды тут такие, каких в России не бывает, и олигарх говорьит по-руйски с сьильным акцентом, и до Припяти бравая семейка Макклейнов доезжает из Москвы за полдня, ничуть не задержавшись на российско-украинской (!) границе. Припять – это конечная остановка Комарова и Ко: именно там спрятана папка с компроматом, заодно проливающим свет и на истинные причины чернобыльской катастрофы. Единственная сцена, где отдыхает душа, – это финал: когда в кадре взрывается вообще все, что может взорваться, сбоку возникает некий чугунный профиль, бесстрастно взирающий на волны адского огня и разлетающихся по широким траекториям героев. Это, конечно, припятский памятник Ленину, и он одним своим присутствием информирует зрителя о том, что тут крепкий орешек на самом деле.

НАВЕРХ
Back