Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: на редкость гадкая картинка!

В альтернативной Эстонии на этой картинке было бы пустое помещение. ФОТО: Пеэтер Ланговитс

На этой неделе эстонские СМИ праздновали увековечивание свободы, мечтали об альтернативной истории и размышляли о том, что не так на этой картинке.

Увековечивание свободы (прийусе пылистамине) совершилось в тот день, когда со дня восстановления независимости прошло столько же времени, сколько миновало со дня обретения независимости в 1918 году до момента, когда Эстония превратилась в ЭССР. По этому поводу в прессе сравнивали исторические эпохи. Писатель Андрус Кивиряхк в Eesti Päevaleht посмотрел на первую республику другими глазами: «Сколь краток был ее век! Теперь мы видим, что 7890 дней – это скоротечное мгновение... То же самое ощущали люди и в 1940 году. Тогда тоже могли сказать: ведь мы же только-только провозгласили свое государство. И что, уже всё? Как быстро-то. Словно кто-то прервал оперу на увертюре».

Эта фантастическая Эстония

Кивиряхк сравнивает тех эстонцев с людьми, которые одолевают реку на лодке: не успели отплыть от одного берега, как уже виден другой. А на деле свобода – это море до горизонта. «Я считаю, что независимость окончательно увековечится тогда, когда абсолютное большинство жителей Эстонии будут составлять люди, родившиеся в свободной стране. Тогда река окончательно превратится в море, у которого нет грязных берегов».

Между тем на портале Delfi фантазер от дипломатии Куйдо Меритс размышляет о том, какой стала бы Эстония в альтернативном мире, где ее не оккупировал СССР. После войны тут остаются советские военные базы, в конце 1940-х под давлением Москвы активизируются коммунисты – Йоханнес Лауристин, Иван Кябин, Густав Наан, – но Эстония не присоединяется к Союзу. В 1955 году страну принимают в ООН, четырьмя годами позже посол ЭР на встречу с Хрущевым привозит с собой Георга Отса, и Никита Сергеевич говорит: «Ах вы, поганая чухна! Ну ладно, на будущий год выведем войска, черт с вами». В 1960-е Леннарт Мери становится самым молодым главой МВД в Европе, в 1976-м его избирают генсеком ООН. Марью Лауристин – первая женщина – премьер-министр. Писателей Карла Ристикиви и Аугуста Гайлита переводят на все мировые языки. Европа заслушивается Эдуардом Тубином и Арво Пяртом. В 1970-е годы в Эстонии живет 1,6 миллиона человек, русских и прочих неэстонцев – пять процентов.

В 1980-х годах Эстония становится высокотехнологичной страной скандинавского типа. Компания мобильной связи «Уку» конкурирует с «Нокией». В ЕС Эстонию принимают в 1995-м, в НАТО – в 1999-м. К 2003 году в парламенте женщин больше, чем мужчин, министрами становятся чернокожий и гей, среди иммигрантов много китайцев, вьетнамцев, курдов и кавказцев. Кроссы и Таранды занимают высокие посты. Арнольд Рюйтель на пенсии на Сааремаа. Сависаара нет, не родились также Ансип и Лаар. Не видно Ильвеса. «И меня нет, – пишет автор. – Ну или на моем месте кто-то еще».

Веэрпалу тиблам рознь

Решение Европейского суда, по которому Эстония обязана выплатить компенсацию четырем пострадавшим во время «бронзовой ночи», особых прений в прессе не вызвало. Глава Центра прав человека Кари Кяспер пояснил в Postimees, что ломать кости при задержании нехорошо, это нарушение прав человека, но если этого избегать и применять силу пропорционально потенциальной опасности, все будет окей. Ну а если обращение с задержанным ненадлежащее, надо вовремя его дело расследовать, иначе подорвется доверие к государству «граждан и жителей».

Редакция Delfi изумилась: компенсация за бесчинства – это как понимать? Апрельский мятеж обошелся в 1,8 миллиона евро, «Ночной дозор» оправдали, «несмотря на обещания политиков и общественное чувство справедливости». Теперь мы опять должны раскошелиться? «Если подумать, почему такое стало возможным, нет смысла винить суды: одно дело – права, которые есть у людей по закону, другое – чувство справедливости... Если решение не обжалуют, Эстония выплатит, например, гражданину Петрову 14 тысяч евро за нанесение нематериального ущерба. Независимо от того, что будет дальше, важнейший урок – тот, что полицейское насилие не оправданно ни в одной ситуации».

Пиарщик Рауль Калев на портале Postimees замечает: «Эстонцы все-таки предвзятые националисты». Реакция на решение о допуске к соревнованиям лыжника Веэрпалу в корне отличалась от реакции на решение по «бронзовым ночам»: «Если трудное оправдание Веэрпалу нам понравилось, то решение, признающее правоту т.н. тибл, – ни фига!» Рауль Калев и сам попал в апреле 2007 года под раздачу вместе с десятками невиновных (кстати, сидел в камере с эстонцами), так что теперь ему «больно читать реплики депутата Юку-Калле Райда, многих известных людей и журналистов, осуждающих тех, кого не защитили эстонские суды – и кого оправдали в Европе. Откуда взялись эти заголовки – мол, речь идет о буянах, подонках, врагах Эстонии? Я не слышал о том, что истцы били окна или грабили лавки. Но к людям с русскими именами так относятся: если совпали “бронзовая ночь” и русское имя, дело ясное – подонок и буян... СМИ изумительно промывают людям мозги. Большинство уверено в том, что тысячи людей, собравшихся на Тынисмяги, чтобы мирно защищать Бронзового солдата, к которому они десятилетиями приносили цветы, хотели воевать с Эстонией и разрушить город... Мы – всего лишь националисты, – заключает Калев. – Признаемся: на этой неделе два судебных решения стали для нас зеркалом. Другое дело, будем мы гордиться своим национализмом – или нам будет неловко».

Утопии не будет

Актриса Мари-Лийз Лилль на заседании парламента, посвященном 25-летию Пленума творческих союзов (в свое время он сыграл свою роль в восстановлении независимости) произнесла прекрасную речь, основанную на реплике Герцена из пьесы Тома Стоппарда «Берег Утопии»: «Что не так на этой картинке?»

Например: Конституция говорит, что цель Эстонии – защита эстонского народа, а детское пособие составляет 19 евро в месяц. Что не так на этой картинке? Или: мы живем в демократической стране, а про Таллиннскую мэрию говорят, что она «оккупировала» город. Что не так? В числе прочего Мари-Лийз обрисовала и ситуацию с русским образованием: «35 тысяч эстоноземельцев подписали обращение против перевода русских школ на эстонский. Никто не стал это обращение обсуждать. Образно говоря, в ледовый погреб президент позвал только тех, кто может говорить без акцента. Что не так на картинке?»

Пока что незаметно, чтобы хоть одному политику после речи актрисы стало стыдно. (Как говорится, не дождетесь.) Что до прессы, она знает, что подобные речи ничего не значат и ни на что не влияют. «Эстонская элита просто не понимает, чего не хватает всем остальным, почему они недовольны пособием в 19 евро, маленькой зарплатой или тем, что о них вспоминают, только когда надо платить налоги или выпрашивать мандат на выборах, – пишут редакторы Õhtuleht. – Не понимает этого и президент, который в собственной речи свел все к профессионализации политики. Мол, утопическая республика Платона, которой управляют философы, в Эстонии не случилась, смиритесь с этим». В общем, картинка, которую вы видите, – правильная. Зарубите на носу и намотайте на ус.

НАВЕРХ
Back