Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Никто из них не выйдет отсюда живым

Наркобарон (Бенисио дель Торо, справа) и его доверенные лица, которых не ждет ничего хорошего. ФОТО: wordpress.com

Парадоксально, но факт: не слишком удачный фильм про покойного колумбийского наркобарона становится весьма актуальным в свете наших грядущих выборов.

«Потерянный рай», дебютная лента итальянского режиссера Андреа ди Стефано, повествует о Пабло Эскобаре, пожалуй, самом известном торговце наркотиками XX века, заработавшем на кокаине порядка 50 миллиардов долларов и прославившемся беспримерной наглостью и жестокостью.

У Медельинского картеля имелись свои самолеты и подлодки, перевозившие фантастические объемы кокаина; теракты, которые Эскобар стал устраивать в Колумбии, когда власти объявили его картелю войну, унесли жизни сотен, если не тысяч людей; дошло до уничтожения пассажирского «боинга», на котором должен был лететь будущий президент страны... Почти ничего этого в фильме, к сожалению, нет.

Канадец в Колумбии

Зато там есть молодой канадский серфер Ник (звезда «Голодных игр» Джош Хатчерсон), которого нелегкая принесла на колумбийское побережье. В знойном городке Ник встречает прекрасную Марию (Клаудия Тресак), которая оказывается племянницей Пабло Эскобара (Бенисио дель Торо).

На дворе 1983 год, Эскобар уже сказочно богат, но еще достаточно респектабелен – он только что стал замещающим конгрессмена, де-факто членом колумбийского парламента, и до кампании против него, с которой начнется война между кокаиновым картелем и правительством, остаются считанные месяцы.

За эти месяцы Ник успевает жениться на Марии и войти в клан «дяди Пабло» на правах родственника. Эскобар нанимает его чистильщиком бассейна в своем роскошном поместье. Ник, конечно, видит, как подручные шефа отмывают руки-ноги от крови, но как бы не придает этому значения. Как и тому, что дон Пабло с садистской жестокостью расправился с местными бандитами, которые потребовали от канадской колонии хиппарей, возглавляемой братом Ника, платить им дань. Наивные канадцы, что с них возьмешь...

Тут режиссер «делает монтаж»: год уже 1991-й, Эскобар готовится сдаться полиции и на время сесть в тюрьму (которую он сам для себя построил – и которая больше походила на пятизвездочный отель; жаль, и этого в фильме тоже нет). Он спешно прячет деньги и ценности в пещеры – и поручает шести верным людям, в том числе Нику, проследить за доставкой грузов, а потом убить проводников, чтобы никто не знал, где находится «золото Эскобара».

Дон Пабло вручает Нику пистолет, говорит о том, что Ник ему как сын, что Мария должна быть счастлива, что надо выполнить приказ... Как догадается и не самый проницательный зритель, судьба наивного Ника, много лет беспечально жившего под крылышком наркобарона, в этот миг уже решена. «От Эскобара не убежишь...»

Пабло – всегда живой

И Ник, и Мария – герои вымышленные, и очень жаль, что так: подменив реальную историю злодеяний Эскобара банальной до сведенных скул мыльной оперой, режиссер упустил возможность снять кино, которое проживет чуть дольше, чем месяц в прокате. Особенно обидно за Бенисио дель Торо, который играет дона Пабло просто блестяще. В жизни наркобарон был чуть красивее, но звериный блеск в глазах персонажа дель Торо (особенно в сценах, где бородатый Эскобар обретает внешность дикаря и повадки загнанного в ловушку хищника) вполне узнаваем.

В свое время фильм об Эскобаре хотел снять сам Оливер Стоун («Дж.Ф.К.», «Прирожденные убийцы»). Если бы не помешавшие замыслу обстоятельства, сегодня мы могли бы смотреть масштабную и почти документальную картину, в которой были бы раскрыты и характер Эскобара, набожного католика и кровавого убийцы в одном лице, и его популярность среди народа, и история его преступлений, в общем, все то, что в «Потерянном рае» едва намечено пунктиром. Увы, тема уже засвечена, а значит, не видать нам стоуновского «Эскобара» как своих ушей.

Но нет худа без добра: там, где Стоун создал бы неоднозначный и провокационный шедевр, Андреа ди Стефано, пользуясь черной и белой краской, рисует своего рода агитплакат – точнее, антиагитплакат.

Кто такой Эскобар? Бандит, но и бизнесмен, и респектабельный, нравящийся людям, где-то даже справедливый политик. Что он делает с Ником? Он ему врет, потому что для таких людей ценность имеет лишь самый ближний круг: родители, дети, супруга – а остальных можно и нужно использовать. Одних надо убедить, других припугнуть (в финале Эскобар пытается пугать самого Бога), но всеми ими можно в случае чего пожертвовать. Они – средство, не более. Так что написано на этом агитплакате? «Не верьте политикам!» Они вас всего лишь используют; если им будет надо, они вас обманут; «честная игра» в их глазах – это игра, в которой выигрывают они и их близкие.

И хотя наши партии – не колумбийские наркокартели, вожаки тех и других, увы, одинаково беспринципны.

НАВЕРХ
Back