Не тюрьма за высоким забором

Семьи с детьми, которые сейчас находятся в Центре задержания в Харку. Фото иллюстративное.

ФОТО: Сандер Ильвест

Центр задержания (бывшие Центр для нелегалов и Центр высылки) вновь привлек внимание общественности, но по-прежнему остается недоступным для журналистов. 

Причиной интереса к нему на сей раз явились сразу два события. Сначала иностранные СМИ (Швеции и Британии) выпустили разгромные для Эстонии материалы о сирийской и иракской семьях с детьми, которые, возможно, в нарушение международных конвенций находятся в закрытом учреждении, лишены свободы, бытовых удобств, медицинской и правовой помощи. А потом произошел инцидент, главным героем которого стал гражданин Конго, когда полиции для подавления стихийно возникшего бунта пришлось  применить спецсредства.

Тайна, покрытая мраком

Из всего этого – с учетом напряженной обстановки в мире, магических слов «Сирия» и «Ирак», специфики учреждения, занимающегося людьми, незаконно проникшими на территорию Эстонии или незаконно находящимися на ней, –  заварилась малосъедобная каша, проглотить которую без посторонней помощи вряд ли удастся. Давайте попробуем из обрывков со скрипом выдаваемой информации сложить картину, которая позволит нам понять, что же все-таки происходит за колючей проволокой Центра задержания в Харку, который официальные власти настоятельно просят не называть тюрьмой.

Итак, о том, что в Центре задержания каким-то образом измываются над людьми, еженедельнику «День за Днем» стало известно еще в самом начале осени. По имевшимся у нас сведениям, в Центр были помещены две семьи из Сирии и одна из Ирака. Нам сообщили, что эти люди бежали от войны, и потому являются как раз теми самыми несчастными беженцами, которых прогрессивная и толерантная Европа в тот момент (с подачи добросердечного канцлера Германии Ангелы Меркель) собралась принимать как родных, предоставлять им кров и защиту. Однако, попав в Эстонию, эти беженцы, среди которых есть и беременная женщина, которая вот-вот родит, и уже родившиеся дети, были помещены в тюрьму и вынуждены терпеть издевательства.

В сообщении были указаны имена: представителя одной из этих семей, проживающего в Финляндии, и сотрудника эстонского Центра по правам человека, который активно занимается данным вопросом – Анни Сяэр. К сожалению, найти финского представителя не представлялось возможным: не было указано ни телефонов, ни адресов электронной почты. Поэтому мы обратились к указанному правозащитнику из Эстонии и параллельно –  в Департамент полиции и погранохраны.

Руководитель службы по работе с иностранцами департамента Лийс Валк объяснила, что раскрывать конфиденциальные данные лиц, содержащихся в Центре задержания, она не имеет права. Единственное, что она смогла нам сообщить, это то, что в Центр попадают только по решению суда, которое принимается в отношении лиц, незаконно проникших на территорию Эстонии или незаконно в Эстонии находящихся. Ими активно занимаются правоохранительные органы, после чего принимается решение: выслать их из страны или признать беженцами, нуждающимися в международной защите.

Валк уточнила, что всем лицам, содержащимся в Центре, обеспечены  бытовые условия и предоставляется медицинская помощь, если таковая потребуется. Детей и родителей стараются не разлучать, но семьи содержат отдельно от остальных обитателей Центра. При этом само учреждение постоянно проверяется как канцлером юстиции Эстонии, так и представителями международных правозащитных организаций.

Признаться, на большую информацию от полиции мы на тот момент и не рассчитывали, поэтому с нетерпением ждали ответа от эксперта Анни Сяэр из Центра по правам человека. И дождались.

Анни подтвердила, что в Центре находятся семьи с детьми, но рассказывать прессе подробности она не вправе, поскольку не имеет на это их разрешения и не является их доверенным лицом. Да, по словам Сяэр, в Центр действительно попадают только нарушители паспортного и визового режима, а те, кто уже подал ходатайство о предоставлении убежища, направляются в Вао, где режим более свободный. Из сказанного сразу можно было сделать вывод, что кричащие о помощи сирийцы и иракцы такого ходатайства в Эстонии не подавали. Кроме того, по словам правозащитницы, медицинская помощь в Центре обеспечена наличием семейного врача, который при необходимости может направить пациента к врачу-специалисту. Если же нужна скорая помощь, то ее вызывают незамедлительно.

Тогда-то нам вся эта история с сирийцами и иракцами и показалась сомнительной. Прямых контактов нет, точную информацию получить невозможно не только от Департамента полиции и погранохраны, но и от правозащитников. Тема была отложена до лучших времен, и они наступили, когда по шведскому телевидению был показан репортаж, с одной стороны, обогативший нас новыми сведениями, а с другой – еще больше запутавший.

Ужасы нашего городка

В репортаже рассказывалось о семье из Ирака (матери и двух детях), которая содержится в Харку. Якобы, когда в родном Багдаде они увидели по телевизору, как убивают их родственника, то решили спасаться бегством.

Бежать предполагали в финский город Вантаа, где их ждали другие родственники, уже осевшие у наших северных соседей. Каким образом жители Ирака попали в шенгенскую зону, не сообщалось, прозвучали только слова о том, что женщина с детьми решила пробираться через Таллинн, где и попала в руки эстонских пограничников, которые ее задержали.

Еще (это из области полезной информации) говорилось том, что дети нуждаются в лечении, но отца, прилетевшего к ним с лекарствами (обезболивающими), в Центр не пустили. Далее следовали традиционные для таких ситуаций сетования на отсутствие у эстонцев человечности и рассуждения о невозможности подобного безобразия у финнов.

Другую страшную историю рассказало британское издание The Guardian. По его словам, беременная сирийка, находясь в Центре, родила ребенка. На время родов ее доставили в больницу, но потом вернули за решетку, где она по сей день томится с месячным малышом на руках. И снова ужасы пребывания в эстонских застенках и ссылки на конвенции о правах человека и детей, которые наша республика, вероятно, нарушает, лишая свободы детей и их родителей.

Вот вам и сирийцы

«В Центре высылки на данный момент нет ни одной сирийской семьи или гражданина Сирии, – ответила на новый запрос «ДД» Лийс Валк. – Там находятся две семьи из Армении (одна из них с детьми), которые прибыли в Эстонию вместе и сначала предоставили ложные данные о своих личностях, при этом утверждая, что они бежали из Сирии». Поскольку информацию правоохранительные органы обязаны проверять, было начато расследование, в ходе которого выяснилась удивительная вещь: «Эти люди родом из Армении и имеют армянское гражданство. Теперь нужно установить, нуждаются ли они в предоставлении им международной защиты».

По словам представителя Департамента полиции и погранохраны, в ходе расследования, которое проводится и в отношении армян, необходимо выяснить, действительно ли человек не может находиться в стране своего гражданства, есть ли угроза его жизни и возможно ли его возвращение на родину. Если такой угрозы нет, а у Эстонии имеются дипломатические отношения с той страной (в нашем случае – с Арменией, с которой они имеются), то нарушители границы и режима будут отправлены обратно. Если же окажется, что дома им может грозить настоящая опасность, то у них появится возможность получить статус беженца и международную защиту.

Как мы помним, эти люди пытались прорваться в Финляндию, однако без визы их туда не пустили, а отправили в Центр задержания. Именно поэтому мы спросили: а могут ли они подать прошение об убежище сразу в Финляндии? Оказалось, что международные законы этого не предусматривают. Бегущий от смерти человек обязан написать прошение в первой же безопасной стране, а выбирать, где ему жить, он права не имеет – ему спасают жизнь, а не выполняют его капризы.

Таким образом, теперь ясно, что оказавшиеся в Центре задержания иностранцы направлены туда не с целью поиздеваться над ними, а потому, что попали в страну нелегально. Они не хотят жить в Эстонии, поэтому об убежище здесь и не просят, а кроме того, их личности и рассказы нужно проверить. Как показала практика, сегодня под видом тех же сирийцев в разные страны и даже к нам проникают вовсе не те, кто спасается от войны.

Закрытое учреждение

И все же, Центр задержания уже много лет остается самым странным и самым закрытым учреждением в Эстонии. После произошедшего там  бунта, о котором писали все СМИ республики, журналисты, в том числе и мы с коллегами, начали вспоминать истории, долетавшие до нас из Центра, с которыми нам приходилось работать.

Автор данного материала несколько раз занимался обитателями Центра, которые, не имея возможности выйти на свободу, все же могли звонить – в том числе и за счет редакции (то есть того, кому звонят). Так, несколько лет назад возникла шумиха вокруг Дмитрия Самсонникова, который родился и вырос в Эстонии, но лишился вида на жительство, поскольку имел несколько судимостей. Закон позволяет отобрать право на проживание на своей территории у человека, который провел в тюрьме больше года и признан социально опасным. Самсонникову посчастливилось в свое время отказаться от серого паспорта и взять гражданство России, где он был несколько раз в детстве. И тогда, по решению суда, ему было вручено предписание покинуть Эстонию и с согласия российских властей выехать в страну гражданства.

Тогда законы оказались выше эмоций, и в один прекрасный день сопротивлявшегося бывшего жителя Эстонии в смирительной рубашке доставили на границу, перенесли через мост и вручили представителям российских властей.

Были и другие жители нашей страны, попадавшие в Центр по собственной глупости – до поры до времени жили без документов, врали и изворачивались, а потом попадали в тюрьму, откуда прямиком переезжали в Центр. Приходили и более серьезные сигналы: один нелегал умер в Центре на глазах у товарищей по «острогу» от сердечного приступа. Вызванная тогда на место скорая помощь опоздала, а предпринятые или, как уверяли сидельцы, не предпринятые администрацией Центра меры оказались бесполезными.

И все эти годы журналисты пытались попасть в Центр, чтобы сделать репортаж: поговорить с людьми, изучить реальные условия, в которых они содержатся, оценить обстановку. Тщетно. По словам коллег, прежде отказы были либо формальными – «не сейчас», либо смешными – «вы – женщина, вам там делать нечего».

Сегодня, когда в иностранной прессе прозвучали серьезные обвинения в адрес наших властей – дескать, иностранцев держат в бесчеловечных условиях, – а нашим полицейским руководителям пришлось оправдываться, объясняя, что дети не только живут со своими родителями и отдельно от всех остальных, но и имеют все необходимое, даже игрушки, – мы вновь попросили разрешения побывать в Центре.

«Порядок встреч в Центре высылки регулируется Законом об обязанности выезда и запрете на въезд, поэтому третьи лица сюда попасть не могут. В то же время в законе четко указано, с кем у задержанных есть право встретиться, и журналисты в перечень этих лиц не входят. У руководителя учреждения есть право сделать исключение для встречи, но для этого должны быть очень веские причины. Кроме того, производство по делу о международной защите - конфиденциально (в отличие от тюрьмы, куда направляются лица, получившие обвинительный приговор в ходе судебного разбирательства). Именно по этим причинам, Департамент полиции и погранохраны не может организовать для журналистов посещение таких учреждений, как Центр высылки», – ответила на наш запрос руководитель бюро коммуникаций Департамента полиции и погранохраны Туули Хярсон.

Таким образом, опираясь на официальные источники, мы можем сказать, что среди обитателей Центра высылки нет случайных людей, все попадают сюда на законных основаниях, однако мы не можем опровергнуть утверждения о том, что условия их содержания не выдерживают никакой критики. Для того, чтобы это сделать, нужно как минимум туда попасть.

Стало больше, но место есть

И последнее. По словам Лийс Валк, сейчас в Центре высылки находится больше, чем обычно, людей, но он не перенаселен и при необходимости защитники порядка и рубежей Эстонии могут увеличить количество нелегально попавших в республику лиц. «Не изменились и условия содержания, поэтому люди обеспечены всем необходимым для проживания, им также предоставляется услуга первой медицинской помощи, в том числе, со стороны врача. При необходимости к задержанному для защиты его прав доставляется представитель государства, который проводит консультирование».

В ближайшее время полиция намерена заняться организацией досуга находящихся в центре лиц. К теме, правда, подошли с местным колоритом и завидным чувством юмора: людей, из которых в Эстонии останется один-два на несколько десятков, начнут обучать эстонскому языку. Для этого из бюджета полиции выделено 20 тысяч евро.  

Сейчас в Центре находятся граждане 17 государств, среди которых больше всего граждан стран Африки –  таких как Гвинея, Камерун, Конго, Непал, Судан и Мали. 

НАВЕРХ