Борис Гельфанд: в шахматах одним талантом не обойтись

Гроссмейстер Борис Гельфанд прибыл в Таллинн на юбилей Пауля Кереса.

ФОТО: Пеэтер Ланговитс

К 100-летию со дня рождения выдающегося эстонского гроссмейстера Пауля Кереса в Таллинн на прошлой неделе съехалось много именитых шахматистов. Один из них – израильский гроссмейстер и многократный претендент на звание чемпиона мира по шахматам Борис Гельфанд. Известный шахматист рассказал Postimees об отношении к легендарному эстонцу, о городе Таллинне и современных тенденциях в мире шахмат.

Борис Абрамович, какое место занимает Пауль Керес в истории шахмат?

Керес – великий шахматист,  он был одним из сильнейших игроков мира на протяжении длительного времени. Уже в начале 30-х годов он вошел в мировую шахматную элиту, в 1938-м выиграл АВРО-турнир, а в конце 60-х активно боролся за звание чемпиона мира. И я уверен, что высокий уровень игры он бы поддерживал еще многие годы, если бы не трагическая кончина. Кроме того, в мире шахмат Керес воспринимается как моральный авторитет, как символ элегантности и уважительного отношения к коллегам, любителям шахмат, к журналистам.

Как вы думаете, если бы Керес был чемпионом мира, стал бы он еще более известным?

Я думаю, что нет. Он уже прославил свою страну, и в мире шахмат он пользуется абсолютным авторитетом. В современном мире титул многое значит, но в его время имя и дела были важнее. Его возвысили отношение к шахматам, своей стране и коллегам.

Вы играли в Эстонии начиная с конца 80-х годов. Какие эмоции у вас связаны с Таллинном и турниром Кереса?

С Таллинном у меня связаны самые положительные эмоции. Я родился в Минске, и для меня поездки в Ригу, Вильнюс, Таллинн – всегда были большим событием, это были поездки в Европу. А в 1989 году меня пригласили играть на турнире памяти Кереса. Это был выдающийся, сильный турнир, я пытался стать гроссмейстером, но тогда не получилось… Мы много гуляли по старому Таллинну. Это – умопомрачительной красоты город!

Вы сейчас боритесь за звание чемпиона мира. Какие усилия нужно приложить, чтобы стать абсолютным чемпионом мира, есть ли какой-то секрет? Нужно упорно трудиться или успехи определяются талантом?

Конечно, нужно упорно тренироваться, времена, когда можно было одерживать победы исключительно благодаря таланту, давно прошли. Сам я тренируюсь практически каждый день, с утра до вечера, но и этого недостаточно, потому что и мои коллеги тоже тренируются, совершенствуя свою игру. Конкуренция с каждым годом сильнее, появляется много сильных игроков. Чтобы стать чемпионом, необходимо добиться отличной формы.

Почему вы выбрали шахматы? Что изменилось в шахматах с того времени, как вы начали играть?

В шахматы меня научил играть отец, когда мне было пять лет. Учил он меня не потому, что видел во мне будущего великого шахматиста, а потому, что считал игру в шахматы полезной для общего развития ребенка. Он был убежден, что с детьми следует все время заниматься и развивать их умственные способности. Шахматы меня заинтересовали, и я стал учиться дальше.

Что изменилось в шахматах? Для людей, которым нравится просто играть, ничего не изменилось: они так же играют и получают удовольствие от игры. Ситуация немного изменилась для профессионалов: резко возрос объем информации. Во времена, когда играл Пауль Керес, турниров было немного и, соответственно, информации тоже.

В наше время идет огромный поток информации, ее необходимо усвоить и проделать большую аналитическую работу. Сейчас все доступно в компьютере, молодые шахматисты значительно быстрее могут изучить все необходимое. В мое время мы искали партии в книгах и журналах. А сейчас каждый шахматист в любой точке мира посредством Интернета может играть с любым шахматистом, брать у него уроки и следить за партиями ведущих мастеров.

Вы играли множество партий в своей жизни. Какая из них для вас самая памятная, самая ценная? Какие победы и поражения вам запомнились больше всего?

Я бы выделил несколько самых красивых партий, которые я выиграл: партия с Алексеем Шировым и партия – ответственный момент карьеры – с Сергеем Карякиным, когда я выиграл кубок мира, далее – победа над Александ­ром Грищуком, благодаря которой я вышел на матч с Вишванатаном Анандом. И, конечно, две партии с Анандом, которые я провел достойно, но спортивная удача была не на моей стороне.

Расскажу одну историю. Восемь лет назад я перенес операцию в Израиле. Проснулся после наркоза и увидел врача, который стал рассказывать мне, как прошла операция. А затем неожиданно спросил: «Может, ты меня помнишь? Мы играли в 1982 году». Я сказал: «Конечно, помню!» и рассказал ему всю партию. Сыграли мы тогда вничью. Столько лет прошло! Невероятная история.

Недавно я читал об эксперименте в Великобритании: детей в школе заставляли заниматься спортом каждый день в течение одного часа, и это привело к хорошим результатам. Как вы полагаете, к каким результатам привели бы шахматы, если бы их включили в систему школьного образования? Как игра в шахматы влияет на характер?

Сейчас шахматы во многих странах уже включаются в школьную программу в виде факультатива. В Израиле, в моем городе, примерно 30% школ и детских садов раз в неделю проводят урок шахмат. И дети рады. Ведутся исследования, как это отражается на детском развитии. Я уверен, что положительно. Что примечательно, шахматы выбирают дети из тех семей, где родители – люди думающие, стремящиеся дать им хорошее образование.

Шахматы доступны всем, многое зависит от желания самих детей и их родителей. Безусловно, игра в шахматы воспитывает характер, нужно уметь преодолевать поражения и не сдаваться, не расслабляться после промежуточных побед. Кроме того, важно понять, что ежедневные тренировки принесут свои плоды не сразу, а только через год-другой. Александр Алехин сказал: «Посредством шахмат я воспитал характер».

Что, по-вашему, ожидает шахматный мир в 2016-м? Осенью в Баку состоится Олимпиада. Сможет ли кто-нибудь пошатнуть лидерство молодого норвежского шахматиста Магнуса Карлсена?

В нынешнем году состоится турнир претендентов, а также матч за первенство мира, который, вероятно, пройдет в Америке. Тот, кто выиграет турнир претендентов, получит большой запас уверенности. Матч – специфическое соревнование, где важно изучить своего противника, чтобы иметь хорошие шансы. Я думаю, что по рейтингу Карлсена никто не обгонит, но обыг­рать может любой. Поэтому кто бы ни выиграл, все равно это будет интересная борьба. Карлсен в любом случае останется первым в рейтинге, но какой-то матч вполне может проиграть – хорошо подготовленный шахматист может дать ему бой.

Касательно предстоящей Олимпиады в Баку, отмечу, что есть три явных фаворита: Россия, США и Китай. Россия – исторический фаворит, в Китае выросло поколение сильных шахматистов, они выиг­рали прошлый ЧМ. США натурализовали двух игроков первой десятки – Фабиано Керуана и Уэсли Со, и теперь имеют сильную команду.

Но конкуренция очень большая: сильная команда также у Украины, всегда хорошо выступают Армения, Азербайджан, Венгрия, Франция, Голландия, Англия. Сейчас много сильных шахматистов в разных странах. Поэтому каждая Олимпиада приносит множество сюрпризов: фавориты зачастую не могу преодолеть сопротивление более слабой команды.

Борис Гельфанд

•    Родился в Минске 24 июня 1968 г.

•    Победитель Кубка мира 2009 года в Ханты-Мансийске.

•    Участвовал в девяти олимпиадах: XXIX (1990) в Нови-Сад за сборную СССР, XXXI (1994) в Москве, XXXII (1996) в Ереване за сборную Белоруссии, XXXIV–XXXIX (2000–2010) за сборную Израиля.

•    Звания: Гроссмейстер (1989), Международный мастер (1987), Мастер спорта СССР (1984)

НАВЕРХ