Когда в товарищах «Согласья» нет

Лидер «Центра согласия» Нил Ушаков на митинге несогласных с тем, что партию, которую массово поддерживает русскоязычное население, опять не пустили в правительство.

ФОТО: Scanpix/AFP

Президентские и парламентские выборы в Эстонии и Латвии позади, думские и президентские выборы в России – впереди. Как разыграют на этом фоне очередную партию взаимоотношений Балтийские страны и их восточный сосед?

Неделя, начавшаяся с показательных выступлений в латвийском сейме, когда депутаты в два захода прокатили Валдиса Затлерса с постом спикера (причем, несколько соратников экс-президента вообще покинули ряды его партии), а потом переизбрали на этот пост Солвиту Аболтиню из «Единства», имеет шанс закончиться мирным переходом к обязательной программе.

Несмотря на то, что и депутаты «Единства», и собственные однопартийцы Затлерса в нарушение традиционных в таких случаях договоренностей отобрали у партнера по коалиции пост спикера, должность премьера осталась за Валдисом Домбровскисом. Именно ему президент поручил сформировать правительство, поскольку тянуть больше нельзя: нужно принимать государственный бюджет на следующий год. Вероятно, несмотря на внутренние трудности и протестную политику оппозиции, в ближайшее время Латвией будут управлять Партия реформ Затлерса, «Единство» и Национальный союз. Опять без лидера голосования – «Центра согласия».

«Центр согласия» – с позицией, но в оппозиции

Как ни странно это покажется на первый взгляд, большинство аналитиков сходятся во мнении, что ни для «Центра согласия», ни для отношений Латвии с Россией это почти ничего не меняет. И «Единство», и особенно Партия реформ Затлерса тоже заинтересованы в прагматичном сотрудничестве с Москвой.

«Такое развитие событий было спрогнозировано московскими экспертами в 2007 году. Тогда они предложили мобилизовать русскоязычное население Латвии с помощью новых лидеров. И, усугубив консолидацию русских массовой эмиграцией на Запад латышей, провести русскую партию в правительство», – вспоминает руководитель таллиннского Балтийского центра российских исследований Владимир Юшкин. Он предостерегает «Центр согласия» от попыток продавить свою кандидатуру за счет акций протеста, поскольку это отпугнет от него латышей. По мнению Юшкина, куда перспективнее для партии Нила Ушакова конструктивно работать в оппозиции на фоне пошатывающейся правящей коалиции.

«Если „Центр согласия” продолжит сопротивление приемлемыми методами, пусть даже в форме демонстраций, то, оставшись в оппозиции, он вряд ли потеряет популярность. При худшем сценарии можно ожидать появления новых радикально настроенных русских партий, но не сейчас, а к следующим выборам», – сказал «ДД» социолог латвийского центра общественной политики «Провидус» Валтс Калниньш.

«Если бы „Центр согласия“ вошел в правительство, это, возможно, дало бы повод для какого-нибудь показательного доброго жеста со стороны России. Но, как ни парадоксально это звучит, его невхождение в коалицию ничего не меняет. Отношения останутся прежними, поскольку принципы их построения не изменились», – говорит политолог Академического центра российско-балтийских исследований при Тартуском университете Кармо Тюйр.

Того же мнения придерживается и депутат Рийгикогу Майлис Репс, принадлежащая к Центристской партии, которую часто сравнивают с партией Нила Ушакова. «Я обрадовалась, когда услышала заявление Затлерса о том, что вхождение „Центра согласия“ в коалицию желательно, поскольку поможет сплотить общество. Но Затлерсу тут же объяснили, что он новичок и глубоко ошибается. Тем не менее поддержка „Центра согласия“ основывается на его популярности в конкретных регионах, например, в Риге. В этом смысле то, что партия не вошла в правительство, мало повлияет на ее рейтинг», – считает Репс.

Долго тройка в положении осадном оставалась

Россия на протяжении многих лет постоянно назначает на роль любимца и мальчика для битья то одну, то другую Балтийскую страну. Если на первых порах меньше всего проблем с Москвой было у Литвы, и границу державшей в порядке, и гражданство выдававшей по нулевому принципу, то теперь Литва, пытающаяся отрезать «Газпром» от распределительных сетей, оказалась в роли парии. Латвия же стала магнитом для российских денег, а с Эстонией у России резко вырос туристический поток и товарообмен. И до выборов в Госдуму, за которыми последует избрание президента, этот расклад уже не изменится. «Сегодня у меня ощущение, что на дверях России висит табличка: мы закрыты, зайдите попозже», – характеризует ситуацию старший научный сотрудник Международного центра оборонных исследований (Таллинн) Кадри Лийк.

По оценке Владимира Юшкина, во время предвыборной кампании Россия не будет пускать в ход балтийскую карту, поскольку эта тема уже не имеет былой актуальности у широких масс, – из экономических соображений имидж Латвии и Эстонии на внутреннем рынке был улучшен самими же российскими властями. Правда, Кармо Тюйр уверен, что толики рассуждений о стремлении прибалтов «переписать историю» и о притеснении русскоязычного населения все равно стоит ожидать.

Самое интересное, однако, начнется, если Владимир Путин после избрания на третий президентский срок сосредоточится на своем «евразийском» плане. Это значит, что ближнее зарубежье и Китай на долгое время станут приоритетами путинской внешней политики. «Ближнее зарубежье, вероятно, поделят на сектора, в отношении которых будут сформированы уже куда более четкие приоритеты. Однако обсуждается эта тема в настолько закрытых кругах, что более-менее достоверную информацию об этом мы можем получать урывками только от самого Путина», – прогнозирует Юшкин.

Стоит ли Литве, Латвии и Эстонии опасаться этого сценария? Вряд ли. «Вариант, что нас сделают отрицательным примером для других, возможен в том случае, если у Евросоюза дела пойдут очень плохо, а у Евразийского союза при этом – очень хорошо. Но в обозримой перспективе это очень маловероятная комбинация. Конечно, кризис еврозоны снижает ее привлекательность для среднего „евроазиата“, но предлагаемая Россией альтернатива все равно не может сравниться с европейской. Россия может быть центром культурного притяжения, например, для стран Средней Азии, но всем ее соседям ясно видны те масштабные структурные проблемы, с которыми Россия сталкивается. И это очень отрезвляет», – говорит Кармо Тюйр.

Почувствуйте разницу!

Как Эстония может воспользоваться ситуацией? Например, добиться, наконец, вступления в силу договора о границе, что нам настоятельно рекомендует директор Института социальных и политических исследований Латвийского университета Нилс Муйзниекс. «Не понимаю я, что у вас за проблема с договором о границе, – без обиняков заявил рижанин в Таллинне на семинаре, посвященном российско-балтийским отношениям. – Вы же по этой преамбуле все равно не получите обратно никаких территорий. Будьте прагматичными. Я знаю, у вас принято утверждать, что есть ли договор с Россией, нет ли договора с Россией, – разницы все равно никакой. Но после того как мы подписали договор, мы почувствовали разницу. Теперь мы, наконец-то, смогли решать другие вопросы, не оглядываясь на договор».

«Бизнес всегда лучше делать с хорошими парнями. А хороший парень, как говорят психологи, в нашем восприятии тот, кто хорошо относится ко мне. А когда у тебя с хорошим парнем есть недоделанный договор, тогда ты постоянно будешь сомневаться, так ли уж хорош этот парень, даже если вы будете говорить, казалось бы, о совершенно посторонних вещах», – согласился с латышом присутствовавший на том же мероприятии член Российской Академии наук Андрей Загорский.

Депутат Рийгикогу от Союза Отечества и Республики Марко Михкельсон, единственный на семинаре представитель правящих партий, в ответ заявил, что Эстония и не собирается замораживать переговоры по договору о границе на 200 лет, но первый жест доброй воли все же должен исходить от России.

НАВЕРХ