Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Власть № 4: говорю по-эстонски, следовательно, существую

Свен Миксер (в центре) отмахивается от обвинений премьер-министра: соцдемы хотят устроить не Грецию, а Скандинавию! «Кабы я была царица...» ФОТО: Scanpix / Postimees

На этой неделе эстонские СМИ были озабочены скандалом с КаПо, скандалом с центристами, отъездом врачей, кокусами в США, а также русской эстонскостью.

В Eesti Päevaleht Рейн Сикк пишет про семью Гольм, переехавшую из Ставропольского края в Пюсси «в надежде на более достойную жизнь... Судя по рассказам Игоря и его семьи, они живут в раю. И когда русские знакомые проклинают Эстонию и превозносят Россию, именно Игорь пытается восстановить справедливость. Он родился, вырос и жил в России и часто не понимает, как люди могут верить тому, что показывают гламурные и не самые объективные телеканалы. И как они не возьмут в толк, почему Игорь уехал из России. Жена Игоря кивает. Она не понимает соотечественников, глядящих на Эстонию косо: поезжайте в Россию, если там все так хорошо!»

Какой русский не любит Эстонию?

В качестве сиквела Eesti Päevaleht опубликовал мнение того же Сикка «Русскоязычная эстонскость: победа или разгром?» Картина мира помешанного на языке эстонца, пишет Сикк, проста: кто говорит по-эстонски – тот свой, кто не говорит – тот чужой, враг. Особенно в Эстонии. В сетевых комментариях к статье про Гольмов часто ставился вопрос, говорят они на государственном или нет. Сам Сикк считает, что если человек прожил два года в Эстонии и не заговорил на эстонском, то и не заговорит никогда – мотивация отсутствует.

Но Эстонию можно уважать и без знания языка. Понятно, что будешь «не в фаворе у эстонского народа», но все-таки. Куда важнее, ценит человек Эстонию – или ее презирает. Разве презрение самих эстонцев к своей стране лучше, чем искренняя гордость за Эстонию русских? Между тем, оскорбляя юных карелов, которые приезжают из российского сюрреализма в местный рай учиться, но не знают эстонского, эстонцы теряют будущих друзей и союзников. «Эстонскость может быть и русско-, и немецко-, и англоязычной, – заключает Сикк. – Да достанет нам ума это понять».

Как представляют себе эстонцы русских – видно из интервью с писателем Андреем Ивановым («Житель Ласнамяэ с мировым именем»), которое взял Андрес Лаазик в том же EPL. Первый же вопрос начинается с фразы «Эстонцы и русские живут в Эстонии порознь, их пути пересекаются редко...» «Иногда кажется, что надежды местных русских зиждутся на том, что “фашистский” режим Ансипа рухнет, все вернется на круги своя, русские дети будут счастливо учить математику на русском и каждый спектакль Русского театра будет шедевром, – говорит Лаазик Иванову. – Есть ли у местных русских серьезная стратегия культурного выживания?» Иванов честно говорит, что ответить на этот вопрос не может.

Мы строили, строили...

Тут и там мелькает в СМИ недовольство нынешним курсом. На портале Delfi отставной офицер Георг Кирсберг сетует на то, что у нас нет единой идеологии, а есть сплошная стагнация: «Перемен не предвидится вовсе, и, как сказал профессор Велло Петтай, Эстонию может охватить политический склероз – власть не меняется, у кормила вечно одни и те же люди. Что и ведет к застою». Судя по всему, автор видит выход в объединении под эгидой христианской веры: «По обе стороны фронта, что справа, что слева, царят атеисты. Но двух противоположных идеалов в обществе быть не может. Когда в ходе диалога невозможно обозначить идеалы и убеждения, общество работает в интересах лидеров, а не населения».

Более прямолинеен гражданин Якко Вяли, утверждающий на том же портале, что вместо моста между Востоком и Западом Ансип построил «страну-тупик». Автор возмущается логикой некоего реформиста, по которой второе место России в эстонском экспорте – это опасный знак. «Никто так старательно не разрушал отношения России и Эстонии, как Андрус Ансип во время своего длинного, попахивающего диктатурой правления, – пишет Вяли. – Рынок РФ – лакомый кусок и для Германии, и для Финляндии, а Эстония на уровне правящей партии дает сигнал, что экспорт в необъятную Россию – от сатаны и за него нужно чуть не наказывать... Конечно, Россия непредсказуема и у тамошней демократии есть свои особенности. Но в разгар европейского кризиса... следует использовать любую возможность для увеличения экспорта... Реформистская партия тормозит развитие Эстонии, потому что последовательно отказывается от необходимых реформ. Теперь, когда к ничегонеделанью прибавились запреты, реформистам надо сменить имя на Партию застоя».

А в это время на страницах Postimees глава соцдемов Свен Миксер защищается от нападок того же Ансипа, «риторика которого за последние пару месяцев заметно изменилась: из новогодних интервью премьер-министра следует, что главный враг либералов – это Социал-демократическая партия, которую Ансип атакует совершенно неожиданно... Он утверждает, будто соцдемы хотят в Эстонии “устроить Грецию”». Миксер же уверен в том, что если бы он пришел к власти, тут была бы не Греция, а Скандинавия. Но Миксер не у власти – такая, понимаешь, загогулина.

НАВЕРХ
Back