Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Николай Караев. «Папа у него – голубь!»

К вопросу о матерях года и Союзе женщин Эстонии

2
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ СТАТЬЮ
ФОТО: Peeter Langovits

Я бы, может, и не высказывался по поводу «Матери года» и главы Союза женщин Эстонии Сийри Овийр, которая свято верит: матерью года не может стать мать-одиночка. Я, в конце концов, ничья не мать и никогда ею не стану. Но есть в этой истории несколько моментов, которые меня сильно цепляют.

Во-первых, очевидные параллели с Россией. Да-да. Буквально несколько дней назад в России разразился скандал: в Пермском крае пособие на рождение ребенка решили давать всем, кроме, опять же, несчастных матерей-одиночек. Как объяснил местный депутат, у этих весьма нехороших матерей «рождение таких случайных детей происходит после дискотек, каких-то междусобойчиков, корпоративчиков, еще чего-нибудь». Такие дела поощрять рублем нельзя никак. Духовные скрепы должны скрипеть, но держать, так-то.

Мы привыкли шутить по поводу российских духовных скреп, но в Эстонии они местами, как выясняется, не хуже. Оно да, есть разница между «дать 60 тысяч рублей» и «дать титул “Мать года”», о последнем, я подозреваю, никто особо не мечтает, это такой бантик сбоку для избранных, в отличие от единоразового пермского пособия. Но степень, м-м-м, альтернативной одаренности, как по мне, абсолютно одинакова что у Сийри Овийр и ее товарок по Союзу женщин, что у пермских депутатов и депутаток.

И это, между прочим, отличный тест на пропагандоустойчивость. Если вы одинаково относитесь к обоим случаям, вы, я полагаю, пропагандоустойчивы. А вот если начинаете искать оправдания одному из них (неважно, какому) – вы устойчивы к пропаганде не очень и оцениваете явления не по справедливости, а по тому, на которой из сторон медийного фронта имеет быть идиотизм.

Во-вторых, хотелось бы как-то донести до Сийри Овийр и ее идеологических товарок нехитрую мысль о том, что у слов в языке имеется конкретное значение. И если уж вы именуете титул «Мать года», будьте любезны осознать, что «мать» – это всегда женщина с ребенком или детьми. В этом слове нет, не было и никогда не будет ничего, что указывало бы на факт замужества. Для этого в языке есть другие слова. Вот если бы титул именовался «Жена-мать года», претензий бы не было.

А так, дорогой Союз женщин, вы попросту вводите общественность в заблуждение.

И в-третьих, по сути: я не могу не разделить негодование очень многих (и очень, что характерно, разных) людей, потому что так нельзя. Демонизация матерей-одиночек и приравнивание их к женщинам, которые каждый год по большим религиозным праздникам представляют детям новых отцов, сильно напоминает демонизацию геев и приравнивание их скопом к педофилам. Та же степень идиотической, не имеющей ничего общего с реальностью абстракции.

Строго говоря, даже если кто-то и представляет детям ежегодно нового отца, это личное дело женщины. Вы же называетесь Союз женщин, нет? А если да, что же, состоящие у вас там женщины, которые часто выходят замуж, и матери-одиночки – это члены второго, а то и третьего сорта?

Впрочем, может, я не улавливаю тут каких-то нюансов. Ведь эстонское слово naine может означать и «жена», в смысле, «замужняя женщина». Может, Сийри Овийр у нас председательствует в Союзе жен Эстонии? Может, это у нас вообще Союз верных жен, в который принимают только жен, доказавших каким-нибудь научным способом, что они не изменяли – и им не изменяли?

Иначе ведь выйдет срамота и стыдоба!

Я не говорю о женщинах, которые – бывает ведь и такое – родили детей после изнасилования, решив не делать аборт. С точки зрения Сийри Овийр эти, надо полагать, точно не могут быть матерями года. Куда им.

И уж точно никогда не стала бы «Матерью года» некая Мария, зачавшая в свое время и вовсе без отца – беспорочно. Богородица ну никак не подпадает под определение хорошей, правильной матери от Союза женщин Эстонии. Потому что, как говорили в комедии «Ширли-мырли», «папа у него - голубь!».

И – нет, я не богохульствую; точнее – богохульствую тут не я.

Наверх