Ваша версия браузера устарела. Пожалуйста, обновите браузер, чтобы все работало как следует
Куки помогают нам предоставлять услуги. Заходя на портал, вы соглашаетесь с использованием куки. БОЛЬШЕ ИНФОРМАЦИИ >

Леонид Цингиссер: центристов объединяет не идея, а желание остаться во власти

6
КОММЕНТИРОВАТЬ РАСПЕЧАТАТЬ
Сообщи
Антс Лаанеотс и Леонид Цингиссер в студии Postimees | ФОТО: Pm

Почему не срослась идея альтернативного списка "трех сестер" из Центристской партии? На эту тему на портале Rus.Postimees размышляет экономист Леонид Цингиссер.

Не знаю, кто сделал Яне Тоом предложение, от которого она не смогла отказаться, и что это было за предложение, но оно оказалось настолько убедительным, что Тоом не только отреклась от идеи альтернативного списка на предстоящих выборах, но даже по Крыму успела заявить, что Россия нарушила там международное право. И дело уже не в Тоом и не в том, почему она совершила разворот на 180 градусов, а в том, как она это сделала – и что будет дальше.

Классическая схема подавления смуты

Первая пресс-конференция, на которой было официально заявлено об альтернативном избирательном списке, неслучайно прошла в отеле «Три сестры». Троица Тоом, Оудеки Лооне и Ольга Иванова выступали как единое целое – этакие декабристы в юбках, не побоявшиеся выразить протест и свое несогласие с линией партии.

Красиво, но непонятно. Четких требований изначально озвучено не было, поэтому неясно, чего именно добивались – и добились ли в результате чего-либо вообще. По словам Тоом, пресловутый список из 12 пунктов предложений (не требований!) удовлетворен наполовину. По словам Лооне, составившей тот список – меньше, чем на половину. В любом случае нет никаких гарантий выполнения встречных обещаний.

Да это и неважно: подводная часть айсберга намного больше надводной, а этот список предложений – даже не надводная его часть, а лишь видимая издалека верхушка. То, что Яна Тоом, не так давно с трибуны съезда Центристской партии заявлявшая «своих не бросаем!», провела сепаратные переговоры и, не оставив соратницам времени для маневра, на следующей же пресс-конференции публично отказалась от идеи списка и своего в нем участия, – факт. Тем самым она кинула оставшихся двух «сестер» под танки, потому как тех в партии теперь точно заклюют.

Справедливости ради следует заметить, что Лооне и Ивановой закон позволяет совмещать депутатские кресла в парламенте и в горсобрании, а вот кресло евродепутата Яны Тоом не совместимо ни с чем. Независимо от того, по какому из списков на предстоящих выборах пойдет Тоом и пойдет ли вообще, от Брюсселя она не откажется ни при каких обстоятельствах. Кстати, именно перспективы дальнейшего продления полномочий европарламентария могли стать для нее решающими.

С точки же зрения системы, в данном случае – внутренней системы Центристской партии, это классическая схема подавления смуты: вычленить главного заговорщика и переманить его на свою сторону. И дело тут не в сохранении единства партии, которое подразумевает Тоом, когда, как участница молодежного певческого праздника, говорит: «Я остаюсь!», – а в сохранении единства электората и обеспечении результатов голосования. Центристская партия уже давно и бесповоротно не едина.

И уж тем более дело не в партийном мировоззрении: у центристов его в принципе никогда не было, просто теперь, когда они вошли во власть и возглавили ее, это стало очевидным. Тут и вопросы гражданства, и русской школы, и НАТО, и налогов, и прочее.

Центристы не оседлают протестную волну

Если раньше, оставаясь в оппозиции и не будучи обремененными властью и сопутствующей ответственностью, центристы могли позволить себе заявления, идущие вразрез с позицией официального Таллинна, а то и Брюсселя, то теперь им удобно прикрываться партнерами по коалиции: мол, мы бы рады, да вот партнеры не позволяют. А других партнеров, как известно, в Эстонии в принципе нет. Точно так же центристам в принципе не набрать квалифицированного большинства в парламенте, то есть их предвыборные обещания останутся нереализованными.

Возможны и более тривиальные причины, по которым не срослась идея альтернативного списка. Например, не нашлось спонсоров. Или те, как говорится, спрыгнули, решив пойти, вот как Урмас Сыырумаа, своим политическим путем. Опять-таки, позиция Эдгара Сависаара до сих пор неясна. Если он пойдет по спискам центристов или с Сыырумаа, то получится, что это не Центристская партия уговорила Яну Тоом остаться, а Тоом не договорилась с Сависааром или Сыырумаа.

Либо Сыырумаа или кто-то из его сегодняшних соратников, например, Юрий Мыйз, могли посчитать, что маргинальность Тоом повредит их списку. Ведь после передач Соловьева, встреч с Асадом и прочего у Тоом в Эстонии на данный момент политической перспективы нет. Уж точно не в коалиционной партии. В лучшем случае - в Брюсселе в качестве отдельно стоящего политика. Не говоря уже о том, что создавать новую партию с нуля хлопотно, затратно, а главное – рискованно, потому как гарантий никаких нет.

А жаль. Ведь в обществе объективно накопилось настроение тихого протеста. Этакий феномен Трампа и Брекзита в миниатюре, когда вроде бы всё не то чтобы очень плохо – но народ явно устал, и можно было бы попытаться оседлать эту протестную волну. Поэтому, возвращаясь к Тоом, можно сказать, что если она и победила, то разве что в короткой перспективе.

Центристская партия все больше напоминает некогда очень мощную, но развалившуюся в отсутствие сильного лидера Коалиционную партию, скончавшуюся в 2002 году. Сегодня центристов удерживает вместе не какая-то суперидея, а лишь общий интерес сохранить статус-кво.

Наверх