Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees
Обращаем ваше внимание, что статье более пяти лет и она находится в нашем архиве. Мы не несем ответственности за содержание архивов, таким образом, может оказаться необходимым ознакомиться и с более новыми источниками.

Персона. Ренальд Симонян: будет новый Ганзейский союз!

Российский ученый уверен, что Прибалтика и Россия будут сотрудничать, но не на уровне государств, а на уровне городов. ФОТО: Сергей Трофимов «День за Днем»

Руководитель Российско-Балтийского центра при Институте социологии РАН Ренальд Симонян – один из лучших в России специалистов по Эстонии. Его монография «Россия и страны Балтии» (2003) стала академическим бестселлером: за семь лет она была дважды переиздана и переведена на английский язык.

В середине сентября Ренальд Хикарович сделал доклад на прошедшей в Таллинне конференции «Евразийское экономическое пространство» У Симоняна только что вышла новая книга «Без гнева и пристрастия» – анализ гайдаровских реформ и их последствий для России. Тема эта острая и интересная, однако экономическое положение Эстонии нам, живущим здесь, все-таки ближе – а на расстоянии тенденции видны лучше, ведь «лицом к лицу лица не увидать».

Перспективы блестящие, но...

– В 2008 году латвийские журналисты взяли у вас интервью, которое называлось «У Балтии – блестящие перспективы». Получается, вы ошибались?

– Я считал и считаю, что у прибалтов особый характер: это люди весьма осмотрительные. Прибалты – не наивные простаки, они умеют анализировать ситуацию и смотрят на мир скептически. Я не учел того, что люди у вас окажутся настолько легкомысленны и доверчивы. Немного переоценил балтийский скептицизм. К сожалению, нормальный человек, когда на него сыплются деньги, расслабляется. Это хорошо видно на примере и Эстонии, и Латвии. Года три назад мои латвийские знакомые меняли «фольксваген-гольф» на БМВ, одноэтажные дома на двухэтажные, двухэтажные на трехэтажные и так далее. Банки им твердили: берите еще кредиты – и они брали. Весь мир сошел с ума, а потом мыльные пузыри стали лопаться. Но у Америки и России есть собственные ресурсы, а у вас их нет, недра тут убогие. В итоге кризис сказался на Балтии больнее всего. Однако даже сейчас уровень жизни в Латвии выше, чем в богатой недрами России.

– И как вы теперь оцениваете наши перспективы?

– Они такие же блестящие, как раньше. Значение торговли по-прежнему огромно, а у Прибалтийского региона фантастический потенциал в использовании быстро растущего грузопотока между Азией и Европой. Это не только Китай, у которого к Эстонии особый интерес, но и вся Центральная Азия, не имеющая выхода к морю. Для таких мощных экспортеров, как Казахстан и Узбекистан, самый близкий морской берег – это Балтия. Ее многочисленные незамерзающие порты становятся для них всё более привлекательными.

– Однако транзит через Эстонию сократился и вряд ли восстановится в ближайшем будущем.

– К сожалению, не восстановится, пока в Эстонии остается у власти та же номенклатура. Россияне очень болезненно отнеслись к истории с Бронзовым солдатом, отношения между странами охладились надолго. А помните, как реагировали ваши власти на проект «Норд-Стрим»? Эстонии ведь предлагали в нем участвовать, обсуждался даже вопрос ответвления в вашу сторону... Кажется, эстонский предприниматель Рейн Килк сказал по этому поводу: «Мы лаяли не на то дерево». Вот вам пример блестящих, но загубленных перспектив. В рамках проекта «Норд-Стрим» успешно сотрудничают норвежцы, шведы, немцы, россияне, финны, голландцы, французы и итальянцы. Только такое сотрудничество и должно быть в вашем уникальном регионе, где нет ни пиратов, ни исламского фактора, зато есть прекрасно оборудованные порты, развитая инфраструктура и так далее.

– Как, по-вашему, почему эстонские власти все-таки так себя повели?

– Это называется «назло бабушке отморожу себе уши». Я этого не понимаю. В XXIвеке, когда страны всё больше зависят друг от друга и мир становится всё более рискогенным, соседи так себя вести не должны.

– Если предположить, что в начале 1990-х Эстония взяла бы курс не на Запад, а на Восток, не на ЕС, а на Россию, было бы хуже или лучше?

– Хуже, но не потому, что курс был бы на Россию, а потому, что ориентация не должна быть только на Запад или только на Восток. Говорят же, что ласковый теленок двух маток сосет. Ваше географическое положение, повторю, уникально, а география – это судьба. В чем разница между, скажем, Португалией и Эстонией? Португалия – это окраина Европы, дальше ничего уже и нет. А за вами – огромный растущий рынок. Вы этого словно не видите. В этом плане хороший пример – Финляндия. К слову: я был в начале сентября в Финляндии на одном научном мероприятии, нас принимала финская профессура, и я спросил, будет ли синхронный перевод. Оказалось, что нет – все финские ученые понимают по-русски. А ваши радикальные политики даже если понимают, скажут, что по-русски они не говорят. Есть в этом что-то от детской обиды.

Еврорусские в Россию не поедут

– Как вы оцениваете, меняется ли со временем положение здешних русских?

– Нет, потому что и в Эстонии, и в Латвии есть политические группировки, у которых нет никаких конструктивных идей и которые делают ставку на национальную проблематику. Они постоянно вспоминают чудовищные сталинские депортации, и этот аргумент работает. И в России есть люди, которым выгодно говорить, что у вас тут русских чуть ли не убивают. Хотя, конечно, наличие апатридов в центре Европы в начале XXIвека – это показатель глубокого кризиса не только эстонского, но и международного права. Причем эстонские и латвийские политики понимают, что все правовые, политические и экономические дивиденды уже получены, можно бы и дать гражданство всем желающим. Но ни одна партия на это не пойдет. В России этим пользуются политики вроде Жириновского. На деле же местные русские – я называю их «еврорусскими» – связаны с Россией довольно слабо. Вот скажите, где у вас очереди в консульство? Где желающие вернуться в Россию?

– Люди не хотят.

– Видите! Недавно со мной в поезде ехала русская старушка из Эстонии. У нее муж умер, все родственники в России, она тут одна. Почему старушка не едет к своим? Потому что знает, что на свою пенсию она в Москве не проживет. Это, между прочим, тоже наследие гайдаровских реформ. Русские в Прибалтике отлично видели, что происходило в России в 90-е годы.

– Можно ли составить адекватное представление об Эстонии по российским СМИ?

– Об Эстонии у нас вообще не говорят. Я человек «включенный», а об Эстонии ничего не слышу. О Латвии говорят куда больше, Рига и Москва налаживают отношения, на новом витке реализуется идея Ганзейского союза. Эта идея сейчас активно обсуждается. В такой союз могли бы войти в том числе Питер, Москва, Калининград, Рига, Таллинн, Клайпеда, Вильнюс. В Средние века Балтийское побережье было одним из самых благополучных регионов Европы. Благодаря Ганзейскому союзу здесь процветали и торговля, и производство, и университеты. У нас с вами ведь много объединяющего: тут живут северные люди, толерантные, спокойные. Тот факт, что в Прибалтике, то есть в ЕС, проживают два миллиона русскоязычных, плюс еще миллион в Калининградском анклаве, лишь подчеркивает уникальность Балтийского региона, его значение для России и ЕС.

– Иными словами, экономические связи укрепляются на уровне не государств, а городов?

– И еще неправительственных организаций, что подтверждает, кстати, и нынешняя конференция Международного конгресса промышленников и предпринимателей: ни одного пустого выступления! Я вам вот какую историю расскажу. Несколько лет назад латвийский министр экономики Юрис Луянс очень хотел встретиться с Германом Грефом, на что ему говорили: пока не дадите русским паспорта, ни о каких встречах и речи быть не может. В итоге Луянс приехал в Москву вместе с делегацией латвийских бизнесменов и встретился с Грефом – вопреки МИДу РФ и МИДу Латвии! Неправительственные организации более гибки и раскованны, они могут противостоять политическому прессу.

НАВЕРХ
Back