Тоом о российском газе: в политике надо исходить из прагматических соображений

Яна Тоом

ФОТО: Euroopa Parlamendi liikme Yana Toomi Eesti büroo

Депутат Европарламента Яна Тоом прокомментировала по просьбе Postimees тему российского газа и "Северного потока 2". 

Довелось мне прочесть ответ Андреса Мяэ на мои слова в программе Reporteritund о том, что Украина – недостаточно стабильное транзитное государство, в своё время она воровала газ. Комментируя это, коллега Индрек Таранд написал, что «это мощно сказано, но пропагандисту факты не помеха». Замечательно. Однако Таранд сидел в студии рядом со мной – не пойму, почему он не спорил. В Фейсбуке оно, наверно, надёжнее. По мнению Индрека, еврокомиссар Эттингер - конечно, тоже жертва кремлёвской пропаганды, поскольку ещё в 2014 году сказал журналу «Morgenmagazin» то же самое: «Долгой холодной зимой Украине не хватает хранимого газа, не хватает собственного газа, и тогда возникает опасность, что газ будет украден, потеряется по пути с Востока на Запад».

Сам доклад об Энергетическом союзе я поддержала. Однако некоторые положения этого документа вызвали у меня недоумение и пришлось голосовать против. В числе таких вызывающих вопросы утверждений было и осуждение строительства «Северного потока 2». Сразу отмечу, что вопрос этот в контексте всего доклада был второстепенным.

Я считаю, что вопрос о Северном потоке 2 излишне политизирован и что некие идеологические соображения помешали евродепутатам принимать взвешенные решения. Европейцам не нравится Россия как поставщик газа, однако другого газа, на замену российскому, в достаточных количествах и по разумной цене, пока в Европе нет и в ближайшее время не появится.

Россия. Между нею и Украиной уже лет двадцать напряженные отношения. Украина, мягко выражаясь, брала чужой газ без спроса, ставя под угрозу и транзит газа в ЕС. Европе было плевать на объяснения России — от нее лишь требовалось поставлять газ на словацкую границу. Именно постоянные проблемы с Украиной по сути вынудили Россию построить Северный поток 1. Далее предпринимались попытки построить Южный поток, чтобы снабжать напрямую газом юг Европы. Из-за позиции Еврокомиссии и противодействия Болгарии этот проект не состоялся. Далее Россия попробовала найти альтернативу и проложить газопровод в Турцию — но и это не получилось, в том числе из-за нежелания Европы вкладываться в новую инфраструктуру. И тогда россияне пошли по пути расширения имеющегося Северного Потока.

Европа. Очень похвально, что мы беспокоимся о доходах нашего ассоциированного члена — Украины — за газовый транзит в Европу: у страны экономические проблемы и каждая копейка на счету. Мне также понятна негативная реакция руководства Словакии или Италии — они хотели бы получать свой газ не через Северную Европу. Однако реалии таковы, что российский газ нужен всей Европе, а Украина — ненадежный транзитер. Не говоря о том, что газопроводу уже 40 лет, и он не в лучшем техническом состоянии. Поэтому в интересах Европы если не поддерживать, то хотя бы не мешать строительству Северному потоку 2, пока ему нет внятных альтернатив. Появится альтернатива — очень хорошо, газ лишь подешевеет.

Эстония. Потенциально может возникнуть резкая нехватка газа в Европе, что приведет к росту цен. Газовый рынок в ЕС становится все более единым. Подорожает газ в Германии — неизменно подорожает и у нас. Поэтому легкомысленно относиться к таким вопросам не стоит – в политике следует исходить из прагматических соображений.

НАВЕРХ