Юрген Лиги: общество готово к эстоноязычным основным школам

Юрген Лиги.

ФОТО: Jaanus Lensment

По мнению бывшего министра образования, ныне деятеля оппозиции Юргена Лиги, нынешний министр образования Майлис Репс утеряла доверие в том числе и потому, что ломает всю прежнюю политику в области образования. Взять хотя бы русскоязычные школы...

Нельзя потерять доверие основательнее, чем через отношение к правде, ценностям и аргументам. Всё это олицетворяют образование и наука. Майлис Репс, министр образования и науки, заслужила недоверие во всех трех смыслах, и восполнить дефицит доверия чем-то еще нельзя.

О лжи министра насчет интервью во благо российской пропаганды сказано достаточно – но не о мотивах, о которых нельзя забывать. Ложь всегда предназначена для потребления, кому-то она нравится больше правды, для кого-то она выгоднее, кому-то она будет в назидание. Министр образования не должен врать единственно потому, что у него особые отношения с учениками. И польза от лжи не говорит в его пользу.

У министра образования особые отношения и с ценностями. Те бывают национальные и педагогические. Если ты представляешь чужаков, сказать правду своим может быть потом слишком трудно. Именно это демонстрируют случаи с Репс – и в Марий-Эл, и со «Спутником». Ценность каждого визита министра образования Эстонии к угнетаемому братскому народу под угрозой исчезновения – в том, что министр заявляет о поддержке этого народа, а не российских властей. Но министр Репс ездила в Марий-Эл поддерживать именно правительство России, она с первого дня начала его хвалить: как все великолепно, прекраснее, чем говорят в Эстонии. Поскольку видео добралось и до нас, Репс пришлось защищаться. Тогда она тоже сначала путалась, а потом получила заявление о недоверии в парламенте.

В тот раз, в 2005 году, я тоже высказывался в адрес партнера по коалиции критически, ну а лидеры оппозиционных Союза Отечества и Res Publica заявили, что министр опасен и враждебен для Эстонии – и причиной этому стал договор с «Единой Россией». Но точка зрения оппозиции поменялась, как только она вместе с центристами вошла в коалицию. Объединенную партию IRL не тревожат более ни министр, ни его мысли, но лишь телеканал; «Единая Россия» их неожиданно не беспокоит.

Увы, интервью «Спутнику» – это дежавю, то же самое было в Марий-Эл: русская аудитория, противостояние эстонскому нарративу, путаница в мыслях. К счастью, вновь имеется видеосюжет. В нем есть и саморепрезентация канала, и обвинения Репс в адрес наших политиков, и смягчение депортаций политическим мотивами. Мол, этнические были бы куда хуже. Всё это не может быть случайностью, это что-то внутри, что выходит наружу там, где выгодно представлять историю Эстонии и депортации эстонцев в удобном для исторического сознания других людей свете. Да и с точки зрения исторической науки не стоит объявлять депортацию «буржуазного» народа политической и отделять от нее недоверие к тому народу, чья компартия здесь господствовала, – даже если бы для этого была моральная разница.

С точки зрения премьера Ратаса история со «Спутником» – человеческая ошибка, но только ошибка эта бесчеловечная и повторяющаяся. Нельзя описывать судьбы людей и историю аудиториям с разными языками, если ты не хочешь их разделить. И то, что эстонские политики ссорят народы, услышала только одна, русская аудитория, а не та вторая, эстонская, словно бы чужая.

В политике в области науки и образования есть свои правды и ценности, которые министр Репс уже отвергла. Отдельно недоверие породило то, что она это не обосновывает. Продумывание, аргументация, разъяснения – это словно бы вечные ценности научного мира, но вот они исчезли, мы слышим только, как переворачивается с ног на голову точка зрения. На заданный вопрос министр отвечает «мы думаем», почему и как, но эксперты только беспомощно пожимают плечами: с ними не советовались, решение было принято без них.

До сих пор высшей ценностью образования были качество и возможности выбора, и считалось верным перенаправлять ресурсы из недвижимости и административных расходов в содержание, в доступность предметов по выбору, в зарплаты. Для реструктуризации школьной сети мы в сотрудничестве с ЕС зарезервировали более 200 миллионов евро. Но предпосылка для их выплаты – прежние реформы и планы реформ. Государственные гимназии успешны в том, что касается выбора среды, качества обучения и дополнительных предметов, но для этого нужны дети. А министр уверена в том, что бесперспективные и не имеющие особых возможностей мелкие гимназии следует дополнительно финансировать, а государственные гимназии – возвращать самоуправлениям.

Неколебимым считался и принцип единства школы, гарантированное государством качество и отсутствие платы за образование. Президент, госконтролер и канцлер юстиции уже вынуждены были высказаться, ведь и этот принцип поставлен под удар. Позиция министра – отделение русскоязычного образования, демотивация реформы школьной сети, отход от договоренности об окончании предпочтительного финансирования государством платного школьного образования, а ко всему прочему еще и циничный комментарий о равенстве возможностей – и отказ это аргументировать.

«Ё» осталось бы без точек, если бы вишенкой на этом торте не возвышалось желание держать раздельно русско- и эстоноязычные школы и общины. Передача гимназий самоуправлениям позволила бы по крайней мере в Таллинне партийно контролировать русскоязычных, обещание о том, что вот-вот появятся исключения в русскоязычности, дано быстро и подхвачено русскими СМИ. При этом эстонцам правительство говорит о более высоких языковых требованиях, словно их можно установить там, где есть сложности и с уже существующими. И вновь обещания об исключениях не могут наполнить смыслом эксперты и пояснить сама министр. А общество готово к совсем другим обещаниям – эстоноязычных детсадов и основных школ.

В пользу официального недоверия министру говорит сегодня всё, кроме времени. Партии целое десятилетие, а на деле уже четверть века вели непротиворечивую политику в области образования, и вдруг ни правды, ни духа этой политики уже не ощущается. На деле незаметны уже ни правда, ни дух. И со временем это не исправится.

Перевод с эстонского.

НАВЕРХ