Почему Кремль так долго искал подозреваемых по делу Скрипалей

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Александр Петров и Руслан Боширов в Солсбери.

ФОТО: HO / AFP / Scanpix

Развитие в деле об отравлении бывшего агента российской военной разведки Сергея Скрипаля и его дочери - президент РФ Владимир Путин в среду, 12 сентября заявил, что российские власти нашли тех, кого Великобритания подозревает в совершении этого преступления, передает Deutsche Welle.

Двое подозреваемых в применении химического оружия в Солсбери известны под именами Александра Петрова и Руслана Боширова, хотя британские следователи полагают, что имена вымышленные, а за ними скрываются офицеры российской военной разведки. Российский президент сказал, что эти двое - гражданские лица, и "ничего там особенного и криминального нет". Путин призвал подозреваемых выступить с заявлением в прессе. В течение того же дня государственные СМИ в РФ заявили, что им удалось связаться с одним из них, Александром Петровым, который, возможно, "на следующей неделе" даст свой комментарий.

Почему Кремлю понадобилось так много времени?

Лондон назвал подозреваемых неделю назад - с тех пор в РФ утверждали, что их имена Москве "ни о чем не говорят". И вот теперь Кремль перестал отрицать их существование, но почему властям потребовалось столько времени? На этот вопрос DW британский эксперт по российским спецслужбам Марк Галеотти ответил так: "Подозреваю, что они просто обдумывали возможные варианты". В Кремле искали, что можно было бы ответить на те претензии, которые прозвучали, сказала в интервью DW глава аналитической компании "R.Politik. Reality of Russian Politics" Татьяна Становая: "Надо было занять какую-то позицию".

"Кажется чрезвычайно маловероятным, что это были два абсолютно невинных россиянина, которые отправились провести пару дней в Солсбери без посещения собора - главного туристического магнита в городе. Это были офицеры разведки", - сказал работающий в настоящее время в Институте международных отношений в Праге Марк Галеотти.

Он предположил, что прошедшее время в Москве использовали для поиска доказательств того, что речь идет об "обычных россиянах". Виктория Скрипаль, которая регулярно комментирует в российских СМИ дело об отравлении ее родственников Сергея и Юлии, именно так и отозвалась о Боширове и Петрове, заявив, что знает их как "простых людей".

По мнению опрошенных DW экспертов, особых вариантов у Кремля, кроме как признать существование россиян, регулярно выезжавших в Европу по действующим российским паспортам, не оставалось. "На самом деле, а какая альтернатива? Очень сложно в современном мире кого-то спрятать. Поэтому даже если обсуждались какие-то альтернативные варианты, от них скорее всего отказались в силу того, что если их невозможно реализовать в желаемом виде, то это будет еще большим ударом по России", - говорит Становая. "Очевидно, что первый российский инстинкт, как всегда, - все отрицать. Но я думаю, что они (Москва. - Ред.) пришли к выводу, что этот вариант не продержится", - согласен Галеотти.

Теперь, когда существование подозреваемых и их российское гражданство признают власти в России, Становая ожидает появление новой версии событий, включая их поездку в Великобританию. "В любом случае, Кремль будет поддерживать этих людей и доказывать, что они не причастны к тому, что произошло", - заключила политолог.

Сравнение дела Скрипалей с делом Литвиненко

Татьяна Становая видит в этом сходство с тем, какую линию поведения выбрал Кремль в деле об отравлении бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне в 2006 году. "Схожего много. В обоих случаях Россия отвергала причастность, но всегда как бы подмигивала, - говорит Марк Галеотти. - В определенном смысле они хотят, чтобы люди думали, что за этим стоит Москва. Это им очень полезно для запугивания людей и даже целых стран".

Но есть и отличия, говорят эксперты. "Принципиальное отличие заключается в том, что в Кремле рассчитывали по-тихому все замять с Литвиненко в диалоге с Лондоном. Тогда отношения, конечно, были не самыми теплыми, уже были серьезные проблемы… но было ощущение, что "как-нибудь договоримся", - заметила Татьяна Становая.

Еще одним отличием стал отказ Москвы от работы по неформальным каналам, говорит российский политолог: "Сейчас я не вижу этого вообще, нет никаких надежд на то, что с Лондоном можно о чем-либо разговаривать. В Кремле скорее исходят из тактики "нападение - лучшая защита". По ее словам, в Кремле больше не смотрят ни на разумность аргументов, ни на их достоверность - самое главное, выдвинуть объяснение, которое было бы альтернативным тому, что говорит Лондон, и которое вызывало бы сомнение в том, что сообщают следователи в Великобритании.

Британский профессор видит отличия не столько в тактике Кремля по выходу из кризиса в отношениях, вызванных убийствами, а тем, что внешние условия за 12 лет стали другими. "Что действительно изменилось: мир изменился. Когда отравили Литвиненко, Великобритания пыталась взять достаточно жесткий курс, но, если быть откровенным, никто из союзников не был готов ее поддержать. Было много риторических заявлений, но никаких действий". А вот после нападения на Скрипалей по призыву Лондона возникла международная кампания по высылке российских дипломатов. "Не то чтобы я ожидаю повторения волны высылок. Но это означает, что сегодня Великобритания в более сильной позиции, чем раньше, а для России это означает, что мало кто готов верить ее заявлениям просто так", - говорит Галеотти.

В российской власти "нет консенсуса"

У развития дела Скрипалей есть и еще один аспект. Не исключено, что нежелание брать ответственность за операцию по уничтожению бывшего российского военного разведчика вызвало конфликт в российских спецслужбах, говорит Татьяна Становая.

"Есть информация, которая гуляет в кулуарах, что в СВР (Служба внешней разведки. - Ред.) пытаются всячески снять с себя ответственность за дело Скрипалей и якобы недовольны тем, что делают люди в Главном управлении в Генштабе. Я бы не исключала, что это правда", - говорит политолог. В этом контексте, по ее мнению, возможно, следует рассматривать недавнее появление разоблачительного материала о покупке видов на жительства в Венгрии "полными тезками близких родственников" главы СВР Сергея Нарышкина, как написала соавтор расследования "Новая газета".

Становая говорит, что в органах власти России нет консенсуса по многим ключевым вопросам, "в которых подозревают Россию": "Это касается не только отравления (Скрипалей. - Ред.), но и кибератак; того, как ведется информационная кампания, например, та политика, которую проводили Russia Today и Sputnik во Франции, - она вызывала очень серьезные споры. Не все среди (российских. - Ред.) дипломатов поддерживали такую линию. Спорные вещи всегда ставят проблему ответственности. А там, где появляется проблема ответственности, начинается выяснение отношений".

НАВЕРХ