Айвар Пау: заявление о преступлении, совершенном EKRE

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

Пикет EKRE у Рийгикогу.

ФОТО: Tairo Lutter

Мой болевой порог преодолен. Я пишу эту статью как официальное заявление о преступлении и прошу именно так к нему относиться, написал в Postimees журналист Айвар Пау.

Да, по моей оценке, в прошлый понедельник в Таллинне у парадного входа в Рийгикогу было совершено как минимум три преступления, и я удивляюсь, почему на них отреагировали как на нечто пустое и повседневное: у провоцировавшего с применением насилия отняли солнечные очки и врезали ему ногой по заднице.

Но намного более серьезное, опасное и ужасное произошло там же спустя несколько десятков минут. Там произошло нечто, что просто проспали на фоне цирка, но то, что превращает одну попавшую в парламент демократическим путем партию в преступную организацию, больше подходящую прошлому столетию.

Я говорю о коммерческом объединении под названием EKRE и подстрекательствах его руководителей убивать. Убивать своих политических оппонентов, убивать соотечественников, руководство своей страны. Ныть перед общественностью об угрозе эпохи молчания и в то же время называть всех, кто думает иначе, предателями, а также говорить, что они заслужили смерти, а именно – через повешение.

«Да, мы знаем, что обычно делают с предателями!» Такими словами закончил свое выступление перед коммерческим объединением НКО «Эстонская консервативная народная партия» член правления Хенн Пыллуаас сразу после того, как его приверженцы совершили насильственные действия в отношении депутата Европарламента. Молодежь, вероятно, не знает этой сцены из культового фильма «Последняя реликвия», для них приведу цитату выдержку из киноленты.

Главарь: Тогда я спрошу у вас, почему мы не видим среди нас людей Иво Шенкенберга, наших братьев? Это они призвали сюда монастырь и направили нас на путь капитуляции! А что заслужили сдающиеся?

Бунтующие: Смерти!

Таким образом, у нас есть коммерческое объединение, у нас есть член его руководящего органа и умышленный призыв последнего убивать политических оппонентов. Юридическое лицо, то есть партия отвечает перед законом точно так же, как представляющий ее руководящий работник или член.

У нас есть состав преступления, его соучастник, то есть призывающий к убийству, и, к счастью, пока что нет реальных последствий и исполнителей. Но мы действительно должны этого ждать?! Неужели избиение чернокожих в Тарту, прямое насилие на Тоомпеа на глазах у всего народа Эстонии – это недостаточные признаки опасности?

Разве не является признаком опасности и то, что на том же Тоомпеа была установлена виселица для предателей, а рядом с ней размахивали плакатом с фотографией президента? Разве это не было призывом к убийству?

Мой болевой порог был преодолен еще неделю назад. Сегодня я хочу спросить: что еще должно произойти, чтобы этот порог был преодолен и у прокуратуры, охраны парламента, у избирателей и общественности?

В этом контексте абсолютно неважно, какие взгляды кто-то представляет, что они думают о беженцах и подоходном налоге, являются они уставшими от жизни стариками или успешной молодежью. Неважно, являешься ты экрешником или соцдемом. Важен призыв к насилию в такой жестокой форме.

Главный редактор еженедельника Eesti Ekspress Эрик Моора назвал в воскресном выпуске «Актуальной камеры» виселицу перед парламентом лишь вызывающим огорчение и пугающим фактом. Такой подход - слабый и скучный, как пресс-сообщения пиар-политика Янека Мягги. Я бы назвал случившееся недопустимым и требующем немедленной реакции преступлением. EKRE придется выбрать: решительно действовать самой и выбросить разжигателей за борт или получить титул преступной организации.

Ах, да, разжигание ненависти со стороны юридического лица оговорено и в Пенитенциарном кодексе. Не нужно указывать, сколько этого было на том митинге у Тоомпеа или на последовавшем после него заседании Рийгикогу, где председатель партии призвал не пускать в Эстонию специалистов из Африки. Послушайте, это уже не свобода слова. И свобода слова может быть преступлением, и о виновных деяниях, совершенных словом, говорит почти треть Пенитенциарного кодекса.

EKRE придется выбрать: быть современной демократической партией Эстонии или стать преступной организацией, застрявшей своим образом мышления в прошлом веке.

НАВЕРХ