Дочь тяжело больной пенсионерки: в Нарвской больнице мама не получила нужного лечения

Николай Андреев
Дочь тяжело больной пенсионерки: в Нарвской больнице мама не получила нужного лечения
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4
Елена Мамыкина не доверяет Нарвской больнице и требует перевести ее мать в другую клинику.
Елена Мамыкина не доверяет Нарвской больнице и требует перевести ее мать в другую клинику. Фото: Николай Андреев

В редакцию Rus.Postimees обратилась Елена Мамыкина, чью мать уже в четвертый раз доставили на машине скорой помощи в Нарвскую больницу с одними и теми же симптомами, и только теперь обнаружили раковую опухоль. Елена считает, что матери не оказывают всего необходимого лечения и требует, чтобы пациентку перевели в больницу самого высокого уровня в Таллинн. Но руководство Нарвской больницы отказывается это сделать.

Серьезно взялись за лечение с четвертого раза?

Елена Мамыкина в прошлом нарвитянка, а последние годы постоянно живет в Ирландии. В Нарве живут ее сестра и мать - Любовь Лякун.

“Моя мама до февраля жила одна - сама готовила, сама передвигалась, - рассказывает Елена Мамыкина. - Моя сестра ее навещала, покупки для нее делала. Мама была полностью самостоятельна. Но вдруг появились сильный кашель, одышка, сильные хрипы, поэтому сестра вызвала скорую. Это было 8 февраля”.

В больнице Любовь провела четыре с половиной дня, после чего ее, как уверена Елена, недолеченной перевели в отделение сестринской помощи (сама Елена в разговоре называет его хосписом).

“Когда я в первый раз приехала в хоспис, мама сама передвигалась, сама ела. У нее все в порядке с мышлением, она надеется на лучшее. А здесь, по-моему, просто помогают уйти в мир иной, но никак не помогают человеку облегчить его страдания”, - вздыхает Елена.

Узнав о болезни матери в феврале, Елена Мамыкина прилетела в Эстонию. Но с февраля 89-летнюю Любовь уже четыре раза доставляли в больницу на скорой с одними и теми же симптомами, Елена уже четырежды прилетала из Ирландии. Теперь, говорит она, прилетела, чтобы быть с мамой до конца, потому что ее здоровье очень ухудшилось.

Женщина ежедневно дежурит у постели больной и говорит, что не доверяет больнице: медсестры перегружены работой, а нужных врачей-специалистов нет. При том, что на одного из врачей Елена написала жалобу, о нескольких других врачах и медсестрах она отзывается очень хорошо, но возмущается тем, как организована работа больницы. “Я начала воевать, и тогда врачи стали больше внимания маме уделять”, - говорит она.

По словам Елены, у ее матери накапливалась жидкость в легких, из-за чего она начинала задыхаться. “В таком состоянии она снова поступила к больницу в прошлое воскресенье, - рассказывает Елена Мамыкина. - Дежурный врач назначил, по-моему, мочегонное. В понедельник я прилетела и спросила: ей что-нибудь делали? Оказалось, что ее лечащий врач начинает работу с часа. Человек задыхается, а никакого внимания уже 24 часа! Когда я серьезно поговорила с Пилле Летюкой (руководитель лечебной части Нарвской больницы - прим. ред.), к нам четыре врача пришли - сразу пункцию стали делать, выкачивать жидкость”.

В конце прошлой недели по настоянию Елены ее матери сделали магнитно-резонансную томографию, данные отправили в Таллинн, и таллиннский врач обнаружил в легком 13-сантиметровую опухоль, от которой уже пошли метастазы.

“Скорая четыре раза привозила ее в больницу с восьмого февраля. И только на прошлой неделе обнаружили эту опухоль 13-сантиметровую! Она давно должна была лежать в другом, специализированном отделении”, - негодует Елена Мамыкина.

Любовь Лякун, по словам ее дочери, после первой госпитализации, когда было сделано это фото, чувствовала себя нормально. Теперь ее состояние серьезно ухудшилось.
Любовь Лякун, по словам ее дочери, после первой госпитализации, когда было сделано это фото, чувствовала себя нормально. Теперь ее состояние серьезно ухудшилось. Фото: Елена Мамыкина

Требует перевести в другую больницу

“Они хотели снова перевести маму в хоспис, я не дала, - рассказывает Елена Мамыкина. - Я сказала, что мама будет умирать дома, в своей квартире, в своей кровати, в комфортных для нее условиях. Но так как у нее рак легкого, сердечная недостаточность и проблема с сердцем, я прошу дать кислород на дом. Они не могут это организовать - целую проблему устроили! Но я сказала, что не поселю человека в хоспис ради двух таблеток и кислорода. Я могу дома за ней ухаживать и оказывать ей больше внимания”.

Елена Мамыкина рассказывает, что сама работала в Нарвской больнице 15 лет - до 2005 года, но не медиком, а сотрудником инфопункта: встречала больных, их родственников, давала родственникам информацию о состоянии больных.

Хотя медицинского образования Елена не имеет и признается, что во время болезни матери ответы на многие свои вопросы самостоятельно нашла в интернете, она считает, что ее матери врачи не предоставляют необходимое лечение в полном объеме.

“Я говорю врачам: у вас нет онкологического отделения, у вас нет кардиологического отделения, нет пульмонолога. Как вы можете представить всю картину ее заболевания и назначить ей жизненно важные медикаменты?”

Елена Мамыкина требует, чтобы ее мать перевезли на специализированной машине в больницу более высокого уровня в Таллинн, где есть необходимые специалисты и оборудование, и только потом выписывали. Но руководство больницы утверждает, что пациента с таким тяжелым диагнозом в другой больнице не примут.

“Маме 89 лет, но это ничего не значит: человек имеет право на жизнь. Тем более, что у нее светлая голова, она хочет цветы на балконе сажать. Порадоваться хотя бы два-три дня этому солнцу…” - говорит Елена Мамыкина.

Врач: нет оснований переводить в Таллинн

Руководитель лечебной части Нарвской больницы Пилле Летюка говорит, что не может полностью ответить на критику Елены Мамыкиной, поскольку не имеет права сообщать посторонним диагноз пациентки и обсуждать его.

“Не называя диагноз, я не могу объяснить наши действия, - говорит доктор Летюка. - Но я бы с удовольствием это сделала, потому что здесь вообще никакого основания для критики нет. Если бы я могла обнародовать диагноз, стало бы понятно, что основания для перевода в больницу более высокого уровня нет”.

Пилле Летюка советует Елене обратиться в Экспертную комиссию по качеству медицинских услуг, работающую при Министерстве социальных дел. “Там есть целый ряд специалистов, и они дадут свое заключение”, - предлагает она. Врач говорит, что родственники пациентки уже замучили ее требованиями.

“Я уже сказала им: неужели вы думаете, что мне хочется на эти вопросы, обвинения, даже иногда оскорбления отвечать? И поэтому я не отправляю пациентку, куда нужно? Разве я получаю какую-то выгоду оттого, что она здесь? Да ради бога. Но нет оснований, и не возьмут ее в больницу третьего этапа. Родственники не понимают, что наличие такого диагноза не является основанием для лечения в высшем этапе. Есть определенные состояния, определенные показания, определенные ситуации, когда мы отправляем в больницу высшего этапа. В данный момент этого нет, хотя есть тяжелый диагноз. Большего я, к сожалению, не могу сказать”.

Ключевые слова
Наверх