Как предотвратить лесные пожары

В местах отдыха RMK установлены крытые кострища, чтобы снизить риск лесных пожаров.

ФОТО: Арно Миккор

Хотя в течение почти десятилетия в Эстонии не было крупных лесных пожаров, прошлое лето показало, так может быть не всегда.

Чтобы предотвратить уничтожение лесов «красным петухом», Центр управления государственными лесами  (RMK) старается снизить риски, устанавливая противопожарные заграждения там, где наиболее вероятна опасность возникновения пожаров. Во многих местах отдыха установлены накрываемые основания для костра, предотвращающие попадание искр в лес. А если пожар все же произойдет, то Спасательный департамент сможет брать воду из специальных пожарных прудов.

Поскольку Вихтерпалу является местом, где в прошлом уже несколько раз возникали сильные лесные пожары, Metsamees отправился с Ляэне-Харьюским лесничим Юргеном Кусминым на место, чтобы выяснить, какие меры предпринимает  RMK, чтобы не допустить пожара в лесу или, по крайней мере, предотвратить его распространение. Вихтерпалу также является единственным районом, за которым летом ведется постоянное наблюдение при помощи камер мониторинга пожаров. Видео с них поступает в контору RMK в Ристи, где с мая по начало сентября на месте специально находится человек, ведущий наблюдение и анализирующий происходящее.

«Пять камер, установленные на мачтах мобильной связи, делают панорамные снимки окрестностей, компьютерная программа сравнивает изображения, и если она замечает где-то различия, то ставит в этом месте точку на карте», – объясняет Юрген Кусмин. Зона покрытия системы составляет 1750 квадратных километров на северо-западе Эстонии.

В 2008 году здесь горел лес. Слева на фото с дрона видно хозяйственный лес, на котором после пожара была проведена сплошная вырубка и высажены сосны. Зеленая полоса – буферная зона, состоящая из берез. Справа сверху находится зона целенаправленной защиты, где никакие меры не принимались. Справа снизу находится зона с ограниченным режимом природопользования, где была произведена вырубка, но теперь эта территория превращена в среду обитания камышовых жаб.

ФОТО: Арно Миккор

Затем оператор может дополнительно проанализировать изображение в указанном месте (на увеличенном изображении того же участка) и уточнить местоположение на карте. Если у него появляются серьезные подозрения, что лес горит и на изображении виден дым, а не, например, дорожная пыль, то он сообщает об этом в Спасательный департамент. По словам Юргена, пожары таким образом уже обнаруживались, а помимо оператора о пожарах в Спасательный департамент сообщали и находившиеся поблизости люди. «У леса все-таки есть «глаза», способные обнаружить пожар», – отметил лесничий.

Продискованная полоса препятствует распространению огня

Говоря о предотвращении пожаров, мы не можем не вспомнить прежние пожары – особенно произошедший в 2008 году – поскольку их следы видны в Вихтерпалу до сих пор. Юрген вспоминает, что пожар вспыхнул в мае, начавшись возле озера Тянавъярв, где, вероятно, был разведен костер. «Был сильный ветер, который разнес искры по болоту, и оттуда огонь начал быстро распространяться в сторону озера Вескиярв», – говорит он.

Поскольку земля еще была влажной, в тот раз огонь быстро прошелся по почве, но тлеющего торфа не оставил. По данным Спасательного департамента, за пять часов площадь пожара достигла 400 гектаров, в общей сложности от пожара тогда пострадало 850 гектаров. «К счастью, не было верхового пожара», – отмечает Юрген, вспоминая пожар в апреле 1982 года. О тушении того пожара встречным палом эстонскому журналу Mets рассказывал Март Эрик – тогдашний лесничий Вихтерпалу.

RMK создал в лесу 300 километров противопожарных полос и 79 пожарных водоемов. В туристических зонах RMK имеются специальные места для разведения костров – 708 кострищ, из которых с покрытием – 309.

ФОТО: Арно Миккор

Самое тревожное время года – это тот период весны, когда новая трава еще не растет, а для сухой прошлогодней травы опасна любая искра. Еще один тревожный период начинается после Иванова дня, когда в лесу находится больше людей. Например, пожары в Вихтерпалу в 1997 и 1999 годах произошли в августе.

За прошедшие годы в Вихтерпалу было действительно так много пожаров, что дороги там получили соответствующие названия – например, Пылендику (рус. «пал») и Тулеринде (рус. «полоса пожара»). Последнее ­– это, вероятно, то место где Март Эрик решил применить встречный пал для тушения огня. Юрген показывает расположенные вдоль обочины дорог противопожарные полосы – сделанные при помощи обычной сельскохозяйственной дисковой бороны двухметровые отвалы, на которых не растут растения. Благодаря этому нет и материала, который мог бы воспламениться, например, от тлеющего окурка или плохо потушенной спички.

В общей сложности в Ляэнеском и Харьюском уездах было построено 45 километров таких противопожарных полос, их обслуживанием занимается служба лесоводства RMK. В августе и сентябре, когда трава растет медленнее, противопожарные полосы снова дискуют, чтобы предотвратить рост растений. «Трава здесь, возможно, и не выросла бы, но и иголки необходимо также смешать с почвой», – отмечает Юрген, разглядывая песчаную полосу. А если возле дороги был организован временный склад лесного материала и остался легковоспламеняющийся древесный мусор, то это место также дискуется с целью снижения потенциального риска развития пожара.

Со стороны Перакюла, где ходит множество отдыхающих и ягодников, противопожарные полосы были созданы и на просеках между кварталами. Но прежде всего цель таких полос – задерживать на обочинах дорог, например, вылетающие из окон автомобилей окурки. «То есть, их создают в тех местах, откуда человек может быстро уйти и не заметить, что случилось в результате его действий», – объясняет Юрген. Он добавил, что если пожар начнется в месте, где люди задерживаются на подольше, например – у костра возле палатки, то есть надежда, что у находящихся на месте хватит совести что-то предпринять.

Со стороны Перакюла, где ходит множество отдыхающих и ягодников, противопожарные полосы были созданы и на просеках между кварталами. Но прежде всего цель таких полос – задерживать на обочинах дорог, например, вылетающие из окон автомобилей окурки.

ФОТО: Арно Миккор

«Например, вдоль государственного шоссе Вайси-Куийыэ были построены противопожарные полосы, чтобы, с одной стороны, ловить прилетающие с дороги окурки, а, с другой – сделать дорогу шире, чтобы в случае верхового пожара огню пришлось бы «перепрыгивать» большее расстояние», – говорит лесничий. Тушить лесные пожары ему доводилось, но он никогда не видел верховой пожар своими глазами. Верховой пожар случается редко, но если такое происходит, огонь распространяется с большой скоростью. Вот почему так важно предотвратить его распространение.

«Огонь переходит на верхушки деревьев, когда высоты пожара на земле достаточно, чтобы огонь мог добраться до верхушек», – отмечает Юрген. Вероятнее всего огонь может попасть туда по ели, но если ему некуда будет перекинуться дальше, то верховой пожар угаснет. По его словам, распространение огня хорошо ограничивают березы и другие лиственные деревья, поэтому в ходе профилактической рубки на пожароопасных объектах березы вырубать не следует.

Три вида леса после пожара

Вдоль дороги к озеру Вескиярв, где по-прежнему бросаются в глаза следы пожара 2008 года, со стороны хозяйственного леса, между сосновыми культурами и дорогой высажены березы, выполняющие роль буферной зоны. Также здесь можно сравнить, как выглядит после пожара хозяйственный лес, а также природоохранная полоса и полоса целенаправленной защиты. Природоохранную полосу отделяет от хозяйственного леса минерализованная просека между кварталами. Юрген уточняет, что это сделано не только из-за опасности пожара, но и в качестве объекта культурного наследия. При этом, сохранился и старый деревянный квартальный столб, на котором огонь оставил свои следы 11 лет назад.

Затронутая пожаром земля 11 лет спустя.

ФОТО: Арно Миккор

После пожара в хозяйственном лесу была проведена сплошная вырубка, а на следующий год там были посажены новые сосны, которые растут среди выросших естественным путем деревьев. Юрген указывает на растущие поодаль большие березы, которые после пожара были оставлены в качестве семенных деревьев. «Все, что было мало-мальски зеленым, оставили расти – когда дерево находится в состоянии тревоги, оно дает много семян. Мы думали, что эти деревья долго не продержатся, но они все еще стоят. Чудеса!» – отмечает Юрген.

В природоохранной полосе после пожара также была проведена сплошная вырубка, при этом по требованию Департамента окружающей среды более толстые, затронутые огнем деревья, были оставлены в качестве сухостоя. Однако через два года выяснилось, что эта территория будет взята под охрану в качестве среды обитания камышовой жабы, и поэтому деревья пришлось срубить. Юрген не может сказать, чем деревья могли помешать камышовой жабе. Чтобы облегчить передвижение камышовых жаб, также пришлось нарушить структуру почвы и выкопать пруды для нереста. После рубки на полосе целенаправленной защиты не предпринималось никаких действий, и постепенно между сгоревшими деревьями начал расти березовый лес.

Но сгоревшие деревья и выжженный квартальный столб – это не единственные вещи, напоминающие о давнем пожаре в этом месте. Юрген достает из машины лопату и выкапывает с ее помощью слой почвы. При изучении профиля почвы отчетливо видны сгоревшая и несгоревшая часть и слой, образовавшийся после пожара.

При изучении профиля почвы отчетливо видны сгоревшая и несгоревшая часть и слой, образовавшийся после пожара.

ФОТО: Арно Миккор

Однако помимо мер по предотвращению лесных пожаров необходимо также быть готовыми к борьбе с огнем. В результате, в рамках реконструкции дренажных систем в лесах были также построены пожарные пруды, чтобы вода для тушения находилась как можно ближе к месту происшествия.

Статья была опубликована в журнале RMK Metsamees

НАВЕРХ
Back