Марио Кадастик: скоро у производителей гробов наступит кризис

Медработники в больнице Уханя.

ФОТО: Kuvatõmmis videost/CTDSB

Старший научный сотрудник Института химической и биологической физики Марио Кадастик пишет в Postimees, что без точных данных и жестких мер вскоре у производителей гробов наступит кризис, поскольку они не будут справляться с заказами.

Распространяющийся вирус SARS-CoV-2, вызывающий болезнь COVID-19, увы, вызывает в обществ две противоположные реакции. Изначально кризисная коммуникация пыталась удержать народ от паники и пыталась преуменьшить опасность вируса, сравнивая его с количеством смертей, вызванных другими сезонными вирусами. Увы, теперь это создает ситуацию, где многие не воспринимают государственные меры всерьез и социальная изоляция не работает.

Почему социальная изоляция необходима? Речь ведь идет об очередной болезни, похожей на грипп, и смертность составляет всего несколько процентов? Посмотрим на факты. На сегодняшний день в мире заразились уже свыше 150 000 человек. Из случаев заболевания объявлены завершенными примерно половина (79 300), из них умерли около 5600 (данные на 14 марта). Т.е. смертность составляет около 7%. Причем из активных случаев в тяжелой форме болезнь переносят около 8-10%.

Беспокоит количество людей, умерших от COVID-19 в течение дня. В начале марта оно составляло менее 100 человек в день, однако за последнюю неделю оно сильно выросло и достигло уже 450 человек в день. Для сравнения, смертность от сезонного гриппа, который убивает почти полмиллиона человек в год, составляет около 1000 человек в день. Причем зараженных гриппом – сотни миллионов. Если бы количество зараженных COVID-19 было примерно таким же, дневная смертность достигала бы полумиллиона человек!

Это не просто очередной грипп. Да, более 90% населения его переживет. В то же время пока не известно, какого уровня осложнения сопутствуют этому заболеванию и вырабатывается ли иммунитет, и как долго это продлится. Точно лишь то, что люди с ослабленным иммунитетом и/или пожилые люди подвержены непропорционально высокому риску при этой болезни. Единственный способ спасти их – гарантировать, чтобы вирус к ним не попал, или как минимум, чтобы наша медицинская система справилась с лечением тяжелобольных.

Различные источники говорят, что в Эстонии около 150-200 мест в интенсивной терапии, не все из которых сейчас свободны.

Если примерно 10% больных понадобится больничное лечение и предположительно половине – интенсивное, то уже при 2000-3000 зараженных наша медицинская система окажется на пределе возможностей. Т.е. важно, чтобы число зараженных не росло слишком быстро. Хороший пример – условия во время эпидемии «испанки» в 1918 году в США, когда Сент-Луис ввел запрет на активное передвижение и собрания, а Филадельфия этого не сделала. Четко видно, что смертность в Филадельфии быстро выросла, в то время как Сент-Луис смог лучше справиться с ситуацией, поскольку у них не было лавины больных.

Учитывая размеры Эстонии, это уместное сравнение и для нас.

И здесь мы приходим к важному моменту – анализам. Согласно правилам, установленным Департаментом здоровья, в основном анализы берут у тех, кто вернулся из очагов кризиса или непосредственно соприкасался с зараженным. Увы, этот метод демонстрирует серьезные недостатки в том случае, если подтвердилось распространение на месте. Как показывает случай с пярнуским учителем, ему неоднократно рекомендовали просто пить чай и отказывались брать анализ на COVID-19, хотя в итоге он оказался положительным. Тот же ответ можно услышать от многих, которые рассказывают, что у них возникли симптомы COVID-19, но в анализах им отказали, поскольку не было явных контактов с зараженными.

Мы можем смоделировать распространение вируса в популяции и эффективность мер лишь тогда, когда сможем установить как можно быстрее и точнее всех зараженных. Это означает, то мы должны брать анализы у всех, у кого есть симптомы. Почему? Если мы позволим носителям вируса и дальше разгуливать свободно и будем заниматься лишь тяжелыми случаями, количество зараженных может вырасти столь быстро, что вскоре и врачи Северо-Эстонской региональной больницы, и врачи других больниц будут вынуждены принимать решения, кто умрет и кто останется жить исключительно благодаря тому, что ему достался кислородный аппарат. Я не говорю сейчас об отдаленном будущем, такая ситуация может сложиться уже на следующей неделе.

Вот вам график для иллюстрации нынешнего положения. На нем отображено количество официальных зараженных, а потом он прогнозирует рост числа зараженных в зависимости от скорости распространения вируса. Будет ли у нас прибавляться каждый день по 20% или 40% зараженных? Или их число вырастет в два раза? В последние дни темп был более чем в два раза в день. Можно, скорее, надеяться, что это кратковременные экстремальные темпы. Чем дольше мы идем таким темпами, тем ближе мы к ситуации, когда койко-мест больше не хватит.

Еще раз подчеркну – это не очередной грипп! Если можете, оставайтесь, пожалуйста, дома. Выходя из дома, тщательно соблюдайте правила гигиены, держитесь от всех остальных как можно дальше, забудьте о пожимании рук и т.п. Разные мелкие собрания и народные сборища следует немедленно отменить, последний шаг в виде закрытия всех спортивных заведений – это шаг в правильном направлении, давайте предпримем новые и как можно быстрее. У нас нет тысяч койко-мест. Если вам хоть сколько-то дороги ваши родители, пожалуйста, помогите остановить распространение этого вируса, чтобы больницы смогли продолжить свою работу.

Департамент здоровья и Правительство Республики – пожалуйста, инвестируйте часть миллиардного кредита в конкретное и масштабное тестирование на коронавирус и введите, пожалуйста, немедленно более жесткий карантин и правила против собраний. Нет смысла делать это послезавтра, когда у нас будет 1000 зараженных, это надо сделать уже сегодня!

НАВЕРХ