Соседская бабушка как младший чин в полиции

Вячеслав Иванов.

ФОТО: архив автора

Инициатива столичной управы по ужесточению условий, действующих на рынке краткосрочной аренды жилья, вызвала не вполне, на первый взгляд, адекватную реакцию в обществе.

Об этом можно судить хотя бы по обилию комментариев в ответ на публикацию порталом Rus.Postimees беседы с городским головой Михаилом Кылвартом на эту тему, состоявшейся в редакционной студии. Впечатление такое, что если не большинство, то уж во всяком случае значительная часть читателей портала много и полезно думают над тем, как бы им половчее пристроиться на этом самом рынке, желательно – меньше потратив и больше получив взамен.

Кого первым бросить за борт?

На самом деле, если справиться с первым впечатлением, тема эта касается буквально каждого. За исключением разве что владельцев (или арендаторов) отдельно стоящих особняков.

Это примерно как устранение крена судна методом опроса пассажиров.

Думаю, особо распространяться о неудобствах, которые связаны с проживанием в многоквартирном доме, нет нужды: с ними и самый законопослушный, дисциплинированный жилец сталкивается если не ежедневно, то минимум еженедельно. И речь даже не о внезапно вышедшем из строя лифте или переставшей течь из крана – естественно, в самый неподходящий момент – горячей воде. Мы сами, каждый из нас, вольно или невольно (надеюсь, второе чаще), становимся причиной неудобств для остальных соседей. Наверное, отсюда и следует плясать, приступая к регулированию рынка аренды городского жилья вообще, а не только краткосрочной.

Математик или физик сказал бы, что предлагаемый мэрией Таллинна способ – заручиться согласием двух третей жильцов дома при сдаче квартиры сроком хотя бы на одни сутки – это попытка решить задачу негодными средствами. Негодными не в эмоционально-оценочном, а в сугубо нейтральном терминологическом значении. Это примерно как устранение крена судна методом опроса пассажиров – кого из них первым выбросить за борт со стороны крена, вместо того чтобы определить причины возникшей аномалии и действовать по обстановке.

Как это ни покажется кому-то странным, но, на мой взгляд, начать регулирование упомянутого рынка следовало бы с самого начала. А именно: отрегулировать весь механизм, действующий в этом сегменте экономики.

А стучать надо чаще. Хотя бы по батарее…

Намерение упорядочить правила сдачи жилья в краткосрочную аренду заслуживает всяческой похвалы. Но если при этом неприкосновенными остаются существующие правила проживания и поведения в жилых зданиях, степень ответственности каждого владельца квартирной собственности за свою и общую долю недвижимости, а также общие принципы аренды жилья и диктуемые ими отношения между арендатором и арендодателем, то такое намерение выглядит, как предложение рубить хвост собаке про частям, потому что сразу ей ведь будет больно…

Говорено и писано уже несчетное количество раз, что человек, сдающий в аренду свою городскую квартиру и при этом соблюдающий все существующие правила, включая и свои обязанности как налогоплательщика, остается совершенно беззащитным в ситуации, при которой арендаторами оказываются люди недобросовестные и нечестные. Приводить иллюстрирующие эту глубокую мысль примеры нет нужды – у каждого в загашнике наверняка найдется пара-тройка подобных фактов, если не из собственной (везунчик!) практики, то хотя бы из опыта родственников или знакомых.

Имею немалые основания подозревать, что если удастся разработать и внедрить свод законов и правил, регулирующих действие этого механизма, включив в него, как частный случай, раздел о краткосрочной аренде, то проблема будет решена сама собой. Четко и недвусмысленно оговоренные права и обязанности того, кто сдает жилье, и того, кто в него въезжает для временного проживания, включая степень и, главное, – неизбежность ответственности за нарушения, и должны стать требуемым и достаточным залогом сохранения как имущества, так и общественного спокойствия.

Кому-то такое решение покажется излишне сложным с точки зрения законодательных разработок и механизма реализации. На самом деле не надо изобретать велосипед, он не только давно изобретен, но на нем уже много десятилетий с успехом ездят. И не где-то за тридевять земель, а в соседней Финляндии. Как ни странно, в Хельсинки и других городах Страны Суоми тоже есть целые микрорайоны, состоящие из панельных домов, типа наших Мустамяэ или Ласнамяэ. Так вот, в этих домах запрещено после одиннадцати вечера не только врубать на всю катушку музыку или веселиться до упаду каким-то иным способом, нарушающим отдых соседей, но даже принимать душ, поскольку слышимость в таких домах также, как и у нас, оставляет желать…

И редко кому из финнов приходит в голову нарушать эти требования. Неважно, идет ли речь о квартировладельцах, арендаторах, жильцах муниципального фонда или любых других категориях. Потому что тех, кто нарушит, ждет ощутимое взыскание – либо штраф (и отнюдь не на символическую сумму!), либо арест на срок, оговоренный в законе, любо насильственное отчуждение собственности.

Какие-то из этих мер, кстати, предусмотрены в аналогичных случаях и нашим законодательством, но у нас при этом напрочь отсутствует механизм приведения в исполнение того или иного наказания. Тогда как в Финляндии простой звонок по телефону от недовольных жильцов (та самая бдительная «соседская бабушка») является для полиции и, если делу будет дан ход, для остальных правоохранительных органов, непререкаемым поводом к применению закона во всей его строгости.

Наверное, и финны тоже не сразу стали такими сознательными, но стали же! Хорошо бы и нам начать. И не с бедолаги, который, надо полагать, не от хорошей жизни решил зарабатывать, хотя бы сдавая свою недвижимость на одну-две ночи, если рабочего места он лишился, а кушать хочется. Самое правильное – это привести законодательную базу в соответствие с реалиями конца первой четверти двадцать первого века.

А ставить потенциального арендодателя перед необходимостью обходить всех жильцов с опросным листом – согласны ли вы, чтобы я сдавал свою квартиру в аренду посуточно? – значит заведомо провоцировать людей на фальсификацию или вымогательство (дай червонец, тогда соглашусь!).

НАВЕРХ