Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Да здравствует наша Фемида – самая фемидная в мире!

Снимок иллюстративный. ФОТО: Peeter Langovits

Если создавать подборку казусов из юридической сферы, то особо утруждаться не придется. Достаточно бегло ознакомиться с несколькими публикациями по данной тематике в разных СМИ за короткий период, и получится прелестный букет цветочков разного калибра, вызывающих одинаковую оторопь.

Пожалуй, только резко повысившийся в последнее время (наконец-то!) интерес общества к ковид-пандемии может объяснить тот факт, что эти казусы остались без должного внимания и оценки со стороны как масс-медиа, так и социально-правовых институций. Потому что, на самом деле, далеко не все они так безобидны, как может показаться на первый взгляд. И хотя в основу эстонской правоохранительной системы положено так называемое континентальное право (в отличие от «островного» или прецедентного, как в Великобритании), однако же на практике и у нас принятое ранее по какому-то случаю решение может стать примером в случае рассмотрения схожих дел, и в результате допущенная прежде на каком-то этапе делопроизводства ошибка окажется закрепленной уже в форме законного эталона.

Не делай, чтобы я вспылил, скажи сейчас же, что ты пошутил!

Не так давно на канале ETV+ был показан сюжет, просмотр которого оставил впечатление, будто вы попали в некое кафкианское пространство. Все детали вроде бы по отдельности не представляют собой ничего из ряда вон выходящего, но все вместе выглядят как полный абсурд.

Суть сюжета такова. Мать молодого мужчины сдала в аренду принадлежащую ему квартиру в районе столичного парка Кадриорг. Как, почему, на каких основаниях – в данном случае особого значения не имеет. Сдала – и сдала, так сложилось.

Спустя какой-то, довольно длительный, промежуток времени этот мужчина решил встретиться с арендатором и предупредить его, что намерен расторгнуть договор об аренде, спокойно обговорив при этом сроки и условия освобождения жилья. Но арендатор от встречи отказался.

Тогда владелец квартиры, попросив знакомую-юриста сопровождать его, пришел по адресу, чтобы явочным порядком как-то проблему с места сдвинуть. Жилец отказался впустить непрошенных гостей, а затем – в ходе возникшей перепалки (внимание!) – выстрелил в хозяина из огнестрельного оружия, ранив того в ногу.

Но это еще не самое забавное. Последовавшая затем тяжба, тянувшаяся, ни шатко, ни валко, несколько месяцев, закончилась решением суда: в данной ситуации… никто не виновен. С возложением судебных издержек на истца, то есть владельца квартиры. В которой по-прежнему обитает арендатор-стрелок. Всем спасибо!

Тихо шифером шурша, крыша едет не спеша…

То есть я даже допускаю, что постановление суда было принято в соответствии с массой юридических … ну, чтобы не употреблять более просторечных эпитетов, скажем – нюансов. Но не кажется ли вам, что в описанном случае судебная ветвь власти, которая не только независима от законодательной и исполнительной, но даже в определенном смысле призвана надзирать над ними, если не должна была (кто мы такие, чтобы указывать суду?!), то хотя бы могла вынести особое определение по поводу несовершенства нашего законодательства в части прав владельца жилья и обязанностей арендатора? Что, в конце концов, и послужило причиной описанного конфликта. Вообще-то об этом несовершенстве говорится и пишется уже не только не первый год, но даже не первое десятилетие.

Или подождем, пока какой-нибудь вспыльчивый жилец не пристрелит, наконец, своего надоеду квартировладельца?

Такая вот кадриль

А как вам нравится история с Майлис Репс? Вот интересно – кому же это она так крепко насолила или чей приказ съесть гадюку варёную отказалась выполнить, что наша Фемида, несмотря на такую свою беспристрастность, что даже глаза себе завязала, столь упорно преследует именно эту многодетную мать?

Особенно активизировалась охота в последние пару лет. Началось с того, что Майлис Репс – одной из самых активных членов правления Центристской партии, много лет действовавшей бок о бок с Эдгаром Сависааром, инкриминировали интервью, опрометчиво данное ею порталу, который финансируется недружественным государством, но при этом действует в Эстонии на вполне легальных основаниях.

Затем – целая цепь столь же мелочных, но и столь же злобных обвинений и подозрений, и вот апофеоз в виде использования казенной машины для отправки детей в школу, оплаты служебной банковской картой личных покупок и унесенной со службы домой кофе-машины. Общий урон государству – семь с половиной тысяч евро.

Нет, я понимаю, что перед Законом все равны, и будь ты хоть депутат, хоть министр – пожалуйте к ответственности. Но ключевое слово в этом пассаже – все.

А вот по этому поводу сформулировать лучше, чем это сделала евродепутат и коллега Майлис Репс по партии Яна Тоом, вряд ли удастся, да и не надо.

Процитирую пост Яны в Facebook: «Ну и что говорит народонаселению чувство справедливости? Хутор президента* – jokk (juriidiliselt on kõik korrektne, т.е. юридически все корректно. – прим. автора). Построенный с нарушениями склад-холодильник для хранения вакцин – давно и неправда. Покупка за пять миллионов срочных тестов стоимостью в два – торопились, с кем не бывает. Майлис Репс – 7500, уголовное дело, в перспективе волчий билет. По мне так пахнет плохо».

По мне тоже…

И ведь всем понятно, что Майлис Репс выбрана (по каким-то, известным лишь узкому кругу посвященных, причинам) объектом для показательной порки. Чтобы, значит, ни у кого не было сомнений, что эстонская Фемида беспристрастна и равно строга и справедлива со всеми. Просто кое-кто у нас иногда равнее других.

К примеру, лидеры EKRE Март и Мартин Хельме, а также их единомышленник Варро Вооглайд – председатель некоммерческого объединения «В защиту семьи и традиции». Их выступления на пресловутом митинге антиваксеров в Таллинне, на площади Свободы 23 октября с.г. присяжный адвокат Урмас Симон, заявивший два дня спустя о своем выходе из этой партии, расценил как «приглашение к маршу на Тоомпеа и организации переворота».

Объясняя свой поступок, бывший соратник семейного тандема Хельме пишет в посте на Facebook: «На мой взгляд, здесь есть признаки преступления в антигосударственной деятельности. Последней каплей в этой чаше стала вчерашняя демонстрация, на которой председатель партии публично требует свержения демократически избранного правительства. Как это? Это был призыв к революции или насилию с целью свержения правительства?»

Еще через несколько дней, 1 ноября, в Государственную прокуратуру поступило заявление от члена правления Эстонского союза врачей, руководителя хирургической клиники Западно-Таллиннской центральной больницы Андреса Корка, который ходатайствовал «о возбуждении уголовного дела против Варро Вооглайда и Мартина Хельме в связи с их выступлениями 23 октября на площади Вабадузе и в соцсетях».

23 ноября, ровно через месяц после митинга, организованного ревнителями традиций, портал Rus.ERR сообщил: «Прокуратура не стала возбуждать уголовного дела в отношении руководящего Фондом защиты семьи и традиций (SAPTK) Варро Вооглайда и председателя EKRE Мартина Хельме», не найдя в их действиях в ходе акции 23 октября на площади Вабадузе в Таллинне состава преступления.

При этом, как указывается в сообщении, «прокуратура отметила, что не дает моральных и этических оценок различным собраниям и высказываниям». Стражи Закона и Правопорядка выше каких-то там морали и этики…

Нефть, стало быть, Пушкин покупать будет? Или Фемида?

Может быть, кому-то покажется, что здесь свалены в одну кучу явления и факты разного порядка. Воля ваша. Но вообще-то сама жизнь так устроена, что в ней соседствуют, казалось бы, вовсе никак не связанные между собой события и людские поступки.

Вот ведь кто бы, например, мог подумать, что совместное добровольное рытье канавы для укладки высоковольтного кабеля к Национальной библиотеке в Таллинне или выстраивание десятков тысяч людей в живую цепочку между Таллинном, Ригой и Вильнюсом, приведут к распаду советской империи. А вот поди ж ты…

Так что, если у Никанора Ивановича Босого, председателя жилтоварищества в доме 302-бис по Садовой улице из романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита», во всем и всегда был виноват Пушкин, то мы будем человечнее – в буквальном смысле этого слова. И смело возложим всю ответственность за описанные здесь случаи на плечи одной богини, чье имя обозначено в заголовке к этим размышлизмам.

Правда, сидящий глубоко в моей душе природный перфекционист, педант и зануда скрипучим голосом твердит, что Фемида, дескать, олицетворяет собой правосудие, то есть последнюю инстанцию в длинной цепочке юридических действий. Тогда как многие изложенные выше примеры относятся к досудебным процедурам, то есть не подпадают под юрисдикцию Фемиды, и, стало быть, вторая жена Зевса-громовержца тут не при чем.

Однако предлагаю отказаться от столь жесткого формализма и расширить зону ответственности этой одной из самых влиятельных жительниц Олимпа. Тем более что сами-то древние греки, весьма ее почитавшие, видели в ней не только персонифицированное правосудие, но и Закон вообще. То есть имеется шанс, что и сама Фемида Урановна не будет к нам за это в претензии. А если и будет – как-нибудь переживем.

* Речь о хуторе президента Ильвеса, обошедшемся налогоплательщикам в 200 тысяч евро.

НАВЕРХ
Back