Персона. Вадим Белобровцев: Ради Иммануила Гедеоновича я готов на всё

Поделиться Поделиться Поделиться E-mail Распечатать Пришли новoсть Комментировать

ФОТО: Станислав Мошков

Cлова героя Уткина из комедии «День выборов»: «Еще вчера я не знал, что буду губернатором, но ради Иммануила Гедеоновича я готов на все» передают ощущения Вадима Белобровцева и от некоторой неожиданности его выдвижения на пост вице-мэра столицы, и от того, какой головной болью чревата эта работа для начинающего политика. Финальное голосование по кандидатуре Белобровцева состоялось в четверг, уже после того, как это интервью ушло в печать.

В качестве вице-мэра вы будете курировать такие сферы, как стройнадзор, работа такси и Муниципальной полиции, рынки… Если где и есть место коррупции и разборкам, так это здесь. В свое время головы летели. А сейчас все предсказывают возвращение 90-х. Не страшно?

То, что вернулись 90-е, – этого я пока не замечаю, нет ни великой стрельбы на улицах, ни криминальных разборок. Да, понятно, что сфера работы тяжелая сама по себе. Много там неприятных областей, в которых надо наводить порядок. Известно, что многим людям не нравятся методы работы Муниципальной полиции, например. Но ничего, трудностей мы не боимся, на то мы и социал-демократы.

– Как относитесь к попыткам давления?

– Мне кажется, что на меня давить очень сложно. С детства у меня характер упрямый, доставлявший родителям определенные неудобства и даже неприятности. Но с другой стороны, вот эта упертость и позволяет в политике добиваться своего там, где человек более мягкий, может быть, уступил бы.

– В такой сфере деятельности вообще можно придерживаться жестких принципов, строго следовать букве закона или какие-то компромиссы неизбежны?

 Скажем так: все, что касается закона, должно быть по закону – это понятно. Все, что касается политики, – это немножко сложнее, потому что политика, как известно, искусство договариваться. Поэтому в области законодательства принципиальность в хорошем смысле слова – неизбежна: чтобы власть не превышала свои полномочия, но и не была бесхребетной. Другое дело, что, например, в сфере той же Муниципальной полиции не всегда разумно слепо следовать букве закона: если человек нарушил правила, то мы его штрафуем, несмотря ни на какие обстоятельства. Иногда полезнее разобраться, что к чему, и помнить, что Муниципальная полиция – это в первую очередь орган помощи населению и только в самую последнюю очередь – карательный орган.

Город не спонсор

– А какие еще проблемы вы видите в работе Муниципальной полиции?

 Я думаю, что отсутствие гибкости–это как раз главная проблема и есть. Как тема Муниципальной полиции еще попадает в СМИ: людям не нравится стиль работы контролеров в общественном транспорте, например. Но это палка о двух концах. С одной стороны, известна масса случаев, и они доказаны, когда контролеры вели себя некорректно по отношению к пассажирам. С другой стороны, люди следуют известной истине, что лучшая защита – это нападение, и, если тебя поймали без билета, надо наскакивать на контролера, вести себя агрессивно.

–  Помимо окончательной переквалификации сопровождающих в общественном транспорте в кондукторов, какие еще нововведения нас ждут?

 Надо начать работать в новой должности. Но кондукторы – это правильная идея, которая вполне осуществима. Известно, что основной доход идет от продажи билетов, а не со штрафов. Если «обилечивать» – есть такое замечательное российское слово – максимальное количество пассажиров, если кондуктор всегда на месте и готов продавать билеты, то это также поможет снизить нагрузку на водителей, которым нынешняя ситуация не слишком нравится. Люди покупают билеты не только на остановках, а когда угодно. Кроме того, мы снизим количество зайцев, которые запрудили пространство возле компостеров. За примерами далеко ходить не надо, мы знаем, что и в Риге система кондукторов хорошо себя зарекомендовала, и в России, и в Европе такие примеры есть. Что будет дальше посмотрим.

–  Вы в свое время критиковали создание должности сопровождающего в общественном транспорте  на фоне сокращения рабочих мест, например, в детских учреждениях. С тех пор ваше отношение к социальным рабочим местам не изменилось?

 Социальные рабочие места, безусловно, должны быть. Просто хотелось бы, чтобы они были еще и полезны городу. Если reisisaatjaактивен и видно, что ему интересно помогать людям, тогда это плюс, если же он просто катается, то выходит, что город просто спонсирует работоспособного человека. И это, с моей точки зрения, не идет на пользу ни городу, ни этому человеку.

– Частенько говорят о том, что негласные «социальные места» есть и в муниципальной полиции. Там партийные «сыны полка» могут пересидеть трудные времена. Вы с этим согласны?

 Не совсем. Уж если префект Эльмар Вахер сказал, что не представляет поддержание порядка в городе без Муниципальной полиции, а мы знаем, какие отношения между государственной полицией и муниципалами, значит, польза действительно есть.

Результаты есть. Они мне известны

 Законопослушные таксисты жалуются, что их проверяют по нескольку раз в день, а машины с надписью «Аренда» и со съемными плафонами никто не трогает. Город в силах решить эту проблему?

 Безусловно. Понятно, что это не самая большая проблема в Таллинне, которую надо решать в срочном порядке, но решать ее надо. Мы прекрасно понимаем, что на такие такси чаще других нарываются как раз гости столицы. И если ты приезжаешь из России, Финляндии или любой другой страны в Таллинн, тебя довозят на такси до места, которое находится в полукилометре, и требуют какие-то сумасшедшие деньги, то какое впечатление у тебя сложится в целом о городе и в целом о стране?

Арендуемые машины нашли своего рода лазейку в законодательстве. Сейчас ведется работа для того, чтобы этой лазейки не было, потому что не может возить пассажиров человек, не имеющий лицензии. Он не может гарантировать безопасность пассажира, и это касается и такси, и тех самых машин, сдающихся в аренду с водителем. Борьба с пиратскими такси ведется, результаты есть, они мне известны. Будем продолжать.

–  Известно, что на самых «сладких» стоянках такси ведутся поборы. Город может принять участие в борьбе с таксомафией?

 Муниципальная полиция вместе, если можно так выразиться, с регулярной полицией пытается эти случаи выявлять, но понятно, что это такая теневая сфера, где нельзя добиться успеха без сотрудничества с самими водителями, без их желания избавиться от этой проблемы.

–  С вашей точки зрения, введение максимальных тарифов на таксоизвоз не грешит против свободной конкуренции? В конце концов, если пассажир согласен платить – почему нет?

 Конкуренция конкуренцией, но на любом рынке действуют правила. Я однажды сел в такси, где плата за начало поездки оказалась сто крон, по тем временам это было, как сейчас, крон триста. Бывали случаи, когда люди сначала не обращают на это внимание, а когда уже приехали, спорить поздно. Идея введения максимальной платы за проезд – это еще один способ борьбы с пиратскими такси.

В магазине удобство, на рынке –  атмосфера

–  Сейчас в городе активно открываются рынки. Но люди обратили внимание на то, что многие из них строятся возле супермаркетов, да и товар там не местный.

 Вот здесь уже работает принцип свободного рынка. Нельзя заставить человека  продавать только отечественные продукты. Для меня хороший пример – это эко-торговля. Я бы с удовольствием покупал только экологически чистые товары, но они в несколько раз дороже. Здесь, в общем-то, то же самое.

С другой стороны, я не могу согласиться с тем, что на рынках у нас совсем уж нечего делать и люди ходят исключительно в супермаркеты. Например, подавляющее большинство жителей Мустамяэ хотели бы иметь рынок в своем районе. Простой пример – приходите вы в «Рими», видите помидоры, не то что оранжевые, а такого зеленоватого оттенка. И всё, других помидоров там нет. Идете вы на рынок…

–  И вижу те же самые помидоры.

Но там еще бывают и другие помидоры. А если вы обошли весь рынок и их не нашли, то, значит, неудачный день. А в целом на рынке выбор всегда больше.

–  А вы сами где продукты покупаете?

 Когда как. В магазине чаще, потому что, с моей точки зрения, это намного удобнее: парковка есть, ясно, что где лежит. Но и на рынок тоже захожу, хотя бы ради атмосферы.

Это будет прорыв!

–  Социал-демократическая партия за последнее время успела поработать в коалиции и в правительстве, и в столице. Где к вам больше прислушивались?

 Эти вещи трудно сравнивать. Коалиция на Тоомпеа была тройственной, в этом смысле было немножко сложнее, потому что двое всегда легче найдут общий язык, чем трое. Что касается коалиции в Таллинне, то Центристская партия настолько привыкла, что она в столице одна, что сначала забывала о том, что есть коалиционный партнер, с которым надо считаться, и до сих пор мы иногда это замечаем. Но сотрудничество у нас налаживается, хотя нет предела совершенству. С моей точки зрения, всегда плохо, когда одна партия находится у власти, независимо от того, какая именно.

–  Высказывались очень разные мнения, почему именно вас выдвинули на пост вице-мэра. А вы сами как для себя определили причины?

 Я думаю, что тут несколько факторов сошлись воедино. Интересно для меня было то, что представители разных групп внутри  партии независимо друг от друга придумали этот шаг. И это, с моей точки зрения, достаточно показательно. Здесь сыграло свою роль и то, что опыт работы в качестве заместителя старейшины Мустамяэ позволяет мне перейти на пост вице-мэра плавно, потому что я уже знаю, как работает система. Многие говорили, что это реверанс руководства партии в сторону русскоязычного избирателя. Глупо отрицать, что этот фактор присутствует. Мы частенько говорим о том, что у нас только Центристская партия реально смотрит в сторону русскоязычного избирателя, и если теперь Социал-демократическая партия, которая никогда никаких националистических лозунгов не вывешивала, тоже делает шаг в эту сторону, то это достаточно большой плюс.

–  Еще когда умеренные переименовались в социал-демократов, на партийном съезде был брошен клич: дорогие русские, идите к нам. Но дальше дело так и не пошло. Почему?

 Скажем так, центристы начали проводить подобную политику раньше, поэтому они успели собрать все дивиденды, кроме того, мы часто оказываемся в оппозиции, а оппозиция очень много говорит, но очень мало делает. Плюс банальное неумение заниматься этими вещами.

В 2008 году, когда я пришел в партию, уже было видно, что интерес усилился. И когда мы опубликуем свою предвыборную программу 2011 года, я думаю, многие русскоязычные люди Эстонии найдут там для себя много интересного. На мой взгляд, это прорыв, которого от социал-демократов уже по инерции не ожидают.

–  В журналистике вы были достаточно известны, работали на популярном канале, вряд ли вы шли просто на должность партийного пресс-секретаря. Наверняка в перспективе планка была повыше – парламент? Европарламент?

 Вы удивитесь, но я на самом деле шел в пресс-службу партии, не очень думая о том, что будет дальше. Я даже не был уверен, что вступлю в партию вообще. Но оказавшись в этой среде, я понял, что это не только соответствует моим ожиданиям, но и превосходит их.

–  А если в марте появится возможность уйти в Рийгикогу, согласитесь?

 Не хочу забегать вперед. Могу сказать одно: я иду на должность вице-мэра с мыслью о том, что я точно готов работать три года до следующих местных выборов. Что касается выборов в парламент, то если я буду баллотироваться, если в интересах партии будет такой сценарий, тогда посмотрим. В конце концов, приносить пользу жителям Таллинна можно не только на посту вице-мэра, но и на более высоком уровне. Возьмем Ольгу Сытник, которая тоже была вице-мэром, а сегодня защищает интересы Таллинна в парламенте. На мой взгляд, она делает это достаточно успешно, и вряд ли кто-то может сказать, что вот, бросила людей на произвол судьбы, погналась за лучшей жизнью.

-–  Интернет-комментарии в свой адрес читаете?

- Комментарии я перестал читать еще тогда, когда ушел с поста редактора «Дельфи» семь лет назад.

Справка «ДД»:

Вадим Белобровцев

32 года

1996 – окончил 52-юсреднюю школу г. Таллинна (Мустамяэская гуманитарная гимназия)

Keskkool

2000 – Международный университет Concordia, юридический факультет

2010 – получил дополнительное образование в Эстонской школе дипломатов

С 12.2009 – заместитель старейшины Мустамяэ

С 01.2008 – пресс-секретарь Социал-демократической партии

04.2004 – 12.2007 – Служба новостей Первого Балтийского Канала

06.2003 – 04.2004– ответственный редактор газеты «Эстония»

08.2000 – 06.2003– редактор и администратор портала     Delfi

Владеет русским, эстонским, английским, французским и немецким языками

НАВЕРХ