НАТО 70: доживет ли альянс до следующего юбилея?

Эммануэль Макрон на саммите НАТО.

ФОТО: JACQUES WITT/SIPA/JACQUES WITT/SIPA

Встреча лидеров НАТО, начавшаяся во вторник в Лондоне и достигшая кульминации в среду в Уотфорде, была призвана отметить 70-летие подписания Североатлантического договора. Однако праздничным событием она все же не стала, поскольку в последнее время обострились противоречия между странами альянса и их лидерами, которые по-разному видят будущее организации и ее роль в мире.

Президент США Дональд Трамп требует от союзников большего вклада в НАТО и, по сути, угрожал выйти из альянса, если этого не произойдет. Его французский коллега Эмманюэль Макрон недавно диагностировал у НАТО смерть мозга и высказал пожелание развивать независимые от США европейские военные структуры. Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган угрожал блокировать одобрение планов по обороне Польши и Стран Балтии, если партнеры поддержат борьбу Турции против курдских «террористов» в Сирии.

Хотя новые оборонные планы были приняты и противоречия, по крайней мере, в глазах общественности удалось смягчить, встреча оставила несколько горький привкус у многих. Чтобы избежать усугубления противоречий, страны НАТО должны серьезно обсудить, какова цель или цели организации и как их лучше всего достичь.

Самым слабым звеном НАТО в этом смысле является Турция. Точнее, Турция в плане традиционного вооружения – самая мощная страна альянса после США (только наличие ядерного оружия позволяет считать Францию и Великобританию сильнее), однако под руководством президента Эрдогана государство по очень многим вопросам отходит от единой политической линии западных стран. Во-первых, Анкара сблизилась с Москвой, чему свидетельством приобретение противовоздушного ракетного комплекса С-400 Триумф у России. Данная ракетная система не отвечает стандартам НАТО, и шаг Анкары всерьез рассердил и Вашингтон, и американских военных промышленников (которые хотели бы продать Турции аналогичную продукцию).

С Россией Турция сотрудничает и в Сирии, проводя там политику, явно отличающуюся и даже противоречащую политике западных стран. Во-вторых, Анкара требует, чтобы союзники по примеру Турции квалифицировали народные оборонные подразделения курдов как террористические, и угрожала блокировать обновление планов по обороне стран Балтии и Польши, если этого не будет сделано. Пока в этом вопросе удалось достичь компромисса, но проблема никуда не делась.

Курды в борьбе против Исламского государства были одним из главных союзников США, а Трампа и без того серьезно критиковали за то, что он бросил союзников. Также многие считают, что турецкая политика в отношении курдов бесчеловечна и не отвечает западным стандартам. И действительно не отвечает.

Усугубляющееся отклонение Анкары от мейнстрима западных стран объясняется тем, что Турция просто не является западной страной, по крайней мере, не по своей глубинной сути. Партия Эрдогана является хоть и умеренной, но бесспорно исламистской и не поддерживает западные либеральные ценности. Государство становится все более авторитарным и вместо западных ценностей исходит, скорее, из неоосманских, ставя себе целью восстановить блеск и лидерство Турции в исламском мире, как это было во времена Османской империи.

Для остальных стран НАТО это едва ли приемлемо и то там, то сям раздаются голоса, что Турцию необходимо исключить из организации. Соответствующая процедура в НАТО, правда, отсутствует, а военная мощь Турции не позволяет просто так ее отбросить, но напряженность естественна и, чтобы держать ее в узде, требуются серьезные дипломатические усилия.

Наряду с президентом Эрдоганом повышенного внимания в связи с НАТО удостоился его французский коллега ЭмманЮэль Макрон – в первую очередь, из-за его неуместного заявления о том, что НАТО находится в состоянии смерти головного мозга. Хотя диагноз Макрона чуть-чуть преждевременный и преувеличенный, в нем все же есть зерно истины. Проще говоря, у НАТО нет четкой цели. Военно-политические союзы обычно работают эффективно лишь тогда, когда у них есть четкий общий соперник или враг, а также стратегия решения проблемы. Во время холодной войны она была. Как говорил первый генсек лорд Исмей, тогда цель НАТО звучала так: «не допускать русских в Европу, обеспечивать в ней американское присутствие и сдерживать Германию».

Тогда это работало. Сегодня все это более сомнительно. Многие действительно по-прежнему видят задачей НАТО обуздание России и ее удерживание подальше от Европы. Но многие не видят. В том числе Макрон, по мнению которого, Европа и Запад в целом, скорее, должны поддерживать с Россией более теплые отношения.

Как он отметил после недавней встречей с генсеком НАТО Йенсом Столтенбергом: "Наш враг сегодня – это Россия, как я иногда слышу? Или Китай? … Разве цель НАТО в том, чтобы обозначить их как врагов? Я так не думаю. Наш общий враг сегодня - это терроризм, который ударил по каждой из наших стран».

Кроме того, Макрон считает, что Европа должна больше вкладывать в независимую от США европейскую оборону. Это, конечно, любимая тема французов со времен президента Шарля де Голля, но сейчас она вновь стала актуальной. Хотя бы потому, что основные интересы американцев сдвинулись от Атлантической оси к Тихому океану и Азии. В качестве основного соперника в Вашингтоне видят не столько Москву, сколько Пекин – в экономической, политической и военной сфере. Просто у США все меньше ресурсов, чтобы применить их в Европе.

Т.е. желание и способность американцев присутствовать в Европе становятся все более сомнительными.

Удерживание в узде или даже подавление немцев тоже все больше уходит в прошлое. Если Берлин в чем-то и упрекают в Париже, Вашингтоне или где-то еще, то в том, что немцы слишком мало вкладывают в свою собственную и совместную европейскую оборону и проводят слишком пацифистскую политику.

Несмотря на то, что в позиции президента Макрона можно почувствовать наполеоновские амбиции, во многом он прав.

В принципе, с Макроном согласен и в Вашингтон, по крайней мере, президент Трамп, который постоянно подчеркивал, что европейские страны должны увеличить свои расходы на оборону до 2% от ВВП и взять на себя больше ответственности за обеспечение собственной обороны. На данный момент это обязательство выполняют 9 стран альянса, для лидеров которых Трамп организовал на саммите отдельный обед, той же цели обещали достигнуть и остальные страны. Но суть проблемы глубже.

Сила НАТО основана на двух вещах – превосходстве США над остальными странами мира почти во всех сферах и общих интересах стран альянса. Правда, во времена холодной войны СССР смог соперничать с американцами в военной сфере, но в прочих областях остальные явно отставали от США. Теперь ситуация меняется. Фундаментально. США – конечно, по-прежнему самая могущественная военная сила и экономика (наверное) в мире, но их позиции пошатнулись. В первую очередь, из-за роста Китая, но не только. Просто у Вашингтона все меньше ресурсов для обеспечения безопасности европейских стран. Да и воли для этого становится меньше, поскольку многие другие регионы становятся важнее и для американцев, и вообще. Т.е. проблемы и напряженность неизбежны. Не лучшая «химия» на уровне личностей лишь усугубляет их.

Если НАТО хочет отметить и следующую круглую дату – а альянс, очевидно, этого хочет – он должен переосмыслить свои цели и деятельность. Под руководством генсека Столтенберга это уже понемногу осуществляется, но это не так просто. Одно дело – так называемые технические вопросы. Например, на саммите НАТО новой сферой деятельности был назван космос. Это, очевидно, неизбежно (хоть и пугает), но гораздо важнее фиксация более общих целей и стратегий. Если бы кто-то сумел сформулировать их, подобно лорду Исмею, он несомненно заслуживал бы приличной премии.

НАВЕРХ