Швед из Эстонии ⟩ «Чушь о том, что Россия не нападет на Эстонию из-за ядерной войны, слышу и в Швеции» (13)

Интервью с бойцом Интернационального легиона Украины
Гражданин Швеции Оливер Метс рассказал Rus.Postimees, что он понял за полтора года на войне в Украине. Фото: из личного архива Оливера Метса
Иван Скрябин
, журналист
Copy

Швед, который сам вырос в Эстонии, потом вырастил троих сыновей и ушел на фронт защищать Украину, уверен, что война на Балтике более чем возможна, и к ней нужно быть готовыми. Rus.Postimees пообщался с тем, кто действительно знает, о чем говорит.

После нашумевших высказываний министров Швеции о том, что страна может вступить в войну, мы связались с гражданином этой страны, который не понаслышке знает, что такое война. Оливер Метс провел на фронте в Украине полтора года. Он присоединился к украинским военным сразу после начала полномасштабного вторжения российской армии.

В большом интервью Rus.Postimees лейтенант шведской армии и солдат батальона специального назначения в Украине с позывным Engine (мотор) рассказал о себе, своей войне, вероятном будущем Балтики, и прокомментировал последние новости, которые напрямую связаны с военными рисками для Эстонии.

Оливер Метс на фоне подсолнухов в Украине.
Оливер Метс на фоне подсолнухов в Украине. Фото: из личного архива Оливера Метса

- Оливер, чем вы занимались до того, как решили поехать воевать в Украину?

- До Украины я работал менеджером-пекарем в одной из крупнейших пекарен Швеции. Я жил в городе Эскильстуна, и там у меня семья. Вообще наша семья переехала в Швецию в 1988 году из Советской Эстонии, и с тех пор Эскильстуна была местом, где мы все жили. Я поступил в колледж. После пришло время моей обязательной службы в шведской армии. Я отслужил в легкопехотном полку 11 месяцев командиром отделения.

Вскоре после этого пришло время моей службы в эстонской армии, поскольку я же был и гражданином Эстонии. Я служил в пехотном полку на юге Эстонии.

Я также участвовал в некоторых миротворческих миссиях. После цунами 2004 года в Таиланде эвакуировал оттуда шведских граждан. У меня трое детей. Все мальчики. Они все уже взрослые. Я люблю музыку. Играю на гитаре в метал-группе, когда у меня есть на это время.

- Почему вы решили с оружием в руках помогать Украине?

- Когда 24 февраля началось российское вторжение, я был потрясен. Я, как и многие вокруг меня, до того момента надеялся, что все это бряцание оружием из России утихнет. Но не тут-то было. Я был так зол. Перед вторжением я поговорил со своей семьей и сказал, что если начнется война, мне придется уйти. Для меня важно, чтобы российский империализм был остановлен. Чтобы люди и народы, живущие рядом с Россией, чувствовали себя в безопасности. И когда я увидел, как украинцы отвечают и дают отпор, мне все стало окончательно ясно. Мне было нужно внести свой вклад.

- Чем конкретно вы занимались на фронте, где вы воевали, какие задачи решали? Насколько я знаю, вы там пробыли полтора года. Это очень много.

- Я был первым взводным сержантом в 1-м батальоне Интернационального легиона, рота «Альфа». Сначала мы воевали на Харьковском фронте в районе реки Оскол.

Осенью 2022 года наше подразделение участвовало в контрнаступлении по освобождению оккупированных территорий и освободило от русских Купянский район, Балаклаву и десятки сел.

С ноября 2022 года меня призвали в 3-й батальон специального назначения, и после обучения мы воевали в окрестностях Кременной и Сватово. С конца марта 2023 года в Бахмуте и его окрестностях. Воевал до апреля, когда я получил ранение. Осенью 2023 года мы находились на Авдеевском фронте и воевали против агрессора.

Мои обязанности на передовой заключались, прежде всего, в работе штурмового солдата, захвате позиций противника, а также в разведывательных операциях, специальных задачах, миссиях по непосредственной охране, войне с дронами. Затем и в огневой поддержке из тяжелого вооружения.

Оливер Метс в перерыве между выполнением боевых задач, Украина.
Оливер Метс в перерыве между выполнением боевых задач, Украина. Фото: из личного архива Оливера Метса

- Что самое главное, чего не хватает на фронте для освобождения оккупированных территорий?

- Как обычный солдат, я сам в основном фокусируюсь на более легком огнестрельном оружии и оружии боевой поддержки. Но наличие большого количества 155-мм боеприпасов для Украины имеет решающее значение. Это правда.

То же самое касается и FPV-дронов. Их можно использовать и для миссий по сбору разведывательных данных, а также преследовать врага с помощью различных видов взрывчатых веществ.

«Никто не обращает внимания на проблему FPV-дронов. То есть на устройства, которые дают гигантский эффект на линии фронта и прямо сейчас влияют на войну. Именно они заменяют дефицит тех самых артиллерийских снарядов. К сожалению, в Украине по этим самым FPV-дронам все до сих пор отдано на откуп волонтерам. Именно волонтеры до сих пор и закупают эти такие нужные на фронте устройства.

Многие украинские волонтеры, которые занимаются этими дронами, уже не первый месяц буквально орут в постах о том, что государство до сих пор не занимается их массовым производством. А именно эти недорогие дроны дают огромный эффект. И нужно их много. Пока же у обеих сторон по этим дронам паритет», - говорил в конце января Rus.Postimees основатель проекта Conflict Intelligence Team (CIT) Руслан Левиев.

И еще одна вещь, о которой обычно забывают упомянуть, но которая спасает жизни. Это медицинская подготовка и медицинские принадлежности.

- Вы встречались на фронте с добровольцами из Эстонии, других стран Балтии? Расскажите, что было самым сложным, а что самым запоминающимся в работе с добровольцами из других стран.

- И в 1-м батальоне, но особенно в 3-м, было несколько эстонцев, латышей и литовцев. В нашем подразделении OMEGA подавляющее большинство было выходцами из этих стран. Моральный дух и готовность сражаться среди балтийских парней и девушек намного выше, даже если у других волонтеров есть мотивация.

Самым сложным был язык. В Интернациональном легионе общий язык - английский. И в первое время во время обучения было много путаницы. Но когда с этим разобрались, все пошло лучше, чем казалось на старте.

Кроме того, военная культура обучения в разных странах, способы ведения дел могут различаться и иногда создавать некоторые проблемы. Например, во время миссий, когда мы брали пленных, у американцев были разные взгляды на то, как обеспечить безопасность пленных, из-за их опыта на Ближнем Востоке и с террористами-смертниками. В то время как у нас, солдат из стран Северной Европы, другой подход. Поэтому мы пытались объяснять американцам, что существует очень низкий риск того, что российские мобики несут пояса смертников, начиненные взрывчаткой.

В целом мне понравилось работать с добровольцами из стран Балтии, Чехии, Скандинавии, финнами, потому что у нас есть точки соприкосновения и схожая военная доктрина. С другой стороны, у меня в Легионе было много ирландских и английских друзей. У нас с ними схожий своеобразный юмор.

- Что вы думаете о россиянах, которые воюют на стороне ВСУ? Мы рассказывали о бывшем топ-менеджере «Газпрома» Игоре Волобуеве, который едва не погиб на фронте. Рассказывали и об операциях «Русского добровольческого корпуса».

- В Интернациональном легионе у нас есть пара этнических русских из стран Балтии и несколько из России. Они сражаются в наших рядах. И эти ребята были надежными, хорошими бойцами, хорошими товарищами и друзьями. С другой стороны, и в вооруженных силах Украины есть подразделения, состоящие из российских перебежчиков и добровольцев. Однажды нас попросили сотрудничать с российским подразделением, и во время той единственной совместной миссии все прошло хорошо.

- Как другие солдаты относятся к добровольцам из России? В России они «предатели» и «террористы».

- В Легионе проблем с русскими не было, и они были в составе подразделений. Конечно, СБУ и ГУР проверяли всех нас, так что ни у кого не было необходимости сомневаться в нашей лояльности. Но я знаю, что многие ребята не решались работать вместе с легионом «Свобода России».

- Что вы узнали о том, как воюет Россия, что вас больше всего удивило?

- Россия использует ту же тактику, что и во время Второй мировой войны. Массивная артиллерия и волны человеческих тел, бегущих навстречу своей смерти. Это неуважение к человеческим жизням поначалу потрясло меня и удивило медиков.

Я хочу отметить одну вещь: они не любят драться на близких дистанциях, сто метров и меньше. Им не хватает подготовки в этом отношении, и тогда они обычно отводят своих солдат. Так что в ближнем бою мы имеем преимущество.

Их «сильная» сторона - отсутствие оглядки на человеческие жизни. Они используют это для проведения массированных атак на украинские позиции и жертвуют большим количеством своих солдат. И конечно, их артиллерия. Сложно себе представить, насколько она огромна, и сколько запасов у них есть.

По оценкам Эстонии, Москва планирует получить около 4,5 миллиона снарядов собственного производства и с помощью поставок из Северной Кореи. И хотя у Украины есть более совершенные гаубицы и средства наведения, а значит, ВСУ не нужно столько снарядов, сколько нужно России, чтобы нанести тот же уровень ущерба, недостаток количества боеприпасов у Украины не может быть полностью преодолен, отмечал Bloomberg 31 января на фоне новостей, что ЕС не сможет поставить к 1 марта 1 миллионов снарядов Украине.

Есть еще один вывод. Меня обучали в шведской армии, и всегда на это указывали, что русские хорошо владеют бронетехникой. В Украине же я увидел, что они совсем не так хороши в этом плане. Они просто дали сгореть множеству их драгоценных танков и бронетехники.

- Можно привыкнуть к гибели боевых товарищей? Вы теряли друзей на этой войне?

- Даже если смерть всегда вокруг вас, вы никогда к ней не привыкнете. И да, я потерял нескольких очень близких друзей, как в 1-м, так и в 3-м батальоне. И несколько друзей, воевавших в других частях. Боль потерять близкого друга тяжела.

- Как вы справляетесь с последствиями войны, того, что вы пережили, увидели там? С этим вообще можно справиться самостоятельно?

- Мы - люди. Мы ко многим вещам привыкаем. И на войне к некоторым вещам привыкаешь. Но видеть, как умирают друзья, как страдают мирные жители, как взлетают здания... Это все чертовски сложно. Кое-что из этого я никогда не забуду, даже если захочу попробовать…

Оливер Метс в Украине.
Оливер Метс в Украине. Фото: из личного архива Оливера Метса

- Швеция - страна, которая традиционно была вне военных блоков. Страна, которая традиционно была скорее «левая». Страна, где люди скорее радовались жизни, чем страдали от нее. Согласны?

- Швеция долгое время сохраняла нейтралитет и была в стороне от крупных конфликтов в последние 200 лет. С другой стороны, Швеция продавала много железной руды нацистской Германии во время войны, но и помогала новозеландскому сопротивлению в борьбе с немцами. Так что в прошлом сложились некоторые двойные стандарты.

Во время холодной войны Швеция тесно сотрудничала с США и НАТО, располагала мощными силами обороны, самолетами и военно-морским флотом. Все это было разрушено после распада Советского Союза.

Сейчас Швеция пытается снова быстро это воссоздать, потому что Балтийское море больше не является морем мира. Российские войска из Калининграда провели имитацию нападения на Швецию. Российские самолеты влетают в воздушное пространство Швеции и так далее.

- Вступление в НАТО больше нужно Швеции, или скорее это нужно НАТО? На Балтике подводный флот же только у вас. Если не считать Россию.

- Шведские вооруженные силы были адаптированы к стандартам НАТО с 1980-х годов, и, конечно, Швеция сегодня нуждается в НАТО из-за пренебрежения к вооруженным силам в последние годы на фоне сегодняшней ситуации.

При этом Швеция имеет очень боеспособные военно-воздушные силы, и подводный флот шведских ВМС действительно хорошо развит. И поэтому НАТО будет сильнее в странах Балтии.

- Правильно ли делают ваши министры, когда пугают население Швеции репликами о том, что стране в скором будущем возможно придется принять участие в войне? Многие критикуют министров за эти слова. Что бы вы могли сказать этим министрам и их критикам?

- Я считаю, что в Швеции об этих вещах необходимо говорить официально. Швеция участвовала как в вооруженных миссиях ООН, так и в других миротворческих миссиях еще с 1950-х годов. Миротворцы шведской армии проделали действительно необходимую работу во время кризиса в Конго в 1960-х годах, а затем на Балканах и в Афганистане. Солдаты рисковали своей жизнью, а некоторые из них даже заплатили высшую цену за свою преданность делу.

Шведам нужно обсуждать эти вещи более открыто, и не нужно зацикливаться на конкретных словах кого-то из нынешнего правительства. Факт состоит в том, что Швеция находится под угрозой вооруженного конфликта с РФ, и лучшее лекарство - сильная оборона и членство в НАТО.

- А что бы вы могли сказать тем, кто в Эстонии отказывается верить в возможность войны с Россией? Часто на обывательском уровне слышу: Россия не нападет на Эстонию, потому что это - Третья мировая война и обмен ядерными ударами.

- Чушь о том, что Россия не нападет на Эстонию, потому что это приведет к ядерной войне, применима и к Швеции. Подобные дискуссии по этому поводу я слышу и здесь. Но дело в том, что РФ продолжит запугивать своих соседей и развязывать войны ради достижения своих целей. Так что, если хочешь мира, готовься к войне. Ситуация действительно плохая, но есть и положительный момент: Украина показала миру, что Россия не является непобедимой.

Я очень надеюсь, что однажды соседи России найдут в лице России доброго соседа, но до тех пор нужно сделать все, чтобы остановить империалистическую экспансию РФ. Наша граница - это наша граница, и если ты перейдешь эту границу, ты умрешь.

Оливер Метс (слева) с сослуживцем на фронте, Украина.
Оливер Метс (слева) с сослуживцем на фронте, Украина. Фото: из личного архива Оливера Метса

Да, у России есть ядерная политика в использовании этого оружия, как и у каждой страны, обладающей ядерным арсеналом. Применение ядерного оружия является крайней мерой. Я имею в виду, что многие ранее предсказывали, что РФ применит ядерное оружие, например, в Украине. Но этого не произошло. Даже если есть возможность сделать это, президент РФ не относится к этим мыслям легкомысленно. Ядерная катастрофа уничтожит большую часть человечества. И победителей не будет.

- Вы верите в солидарность всех стран участниц НАТО в день «икс»? Мы видели, как отдельные члены альянса блокировали вступление новых членов. Как они пытаются шантажировать союзников ради сиюминутных выгод.

- Да. Статья 5 договора НАТО является решающей. Если хотя бы один член НАТО не поддержит это, то альянсу придет конец! С другой стороны, я думаю, это нормально, что, например, вступление Швеции в НАТО было более трудным из-за некоторого противодействия Турции и Венгрии. Это показывает интерес к политике столь разных стран, даже если эти интересы недальновидны.

Я почти уверен, что Украина присоединится к альянсу после победы в войне. Потому что НАТО нуждается в Украине больше, чем Украина нуждается в НАТО. И это зависит от Украины и украинцев, чего они сами хотят.

- «Последние несколько лет очень четко показали, что НАТО как военный альянс, многие страны не готовы к проведению крупномасштабных операций - то есть, говоря простым человеческим языком, многие военные НАТО не готовы воевать с Россией», - заявил на днях генерал-лейтенант Вейко-Велло Пальм газете The New York Times. Согласны с коллегой?

- Это правда. Я полностью согласен с генералом Пальмом. Многие союзники, в основном западноевропейские, не готовы к полномасштабным операциям. Им не хватает боеготовности. Есть нехватка боеприпасов и обученных солдат. Западным частям альянса, за исключением Великобритании, потребовалось слишком много времени, чтобы отреагировать на действия России, после войны в Грузии в 2008 году, аннексии Крыма и оккупации Донецкой и Луганской областей в Украине в 2014 году.

Но теперь все члены НАТО согласились по крайней мере 2% их ВВП тратить на оборону. И теперь НАТО имеет ресурсы для поддержания коллективной обороны, которая является базовой для всех членов. В 2014 году свои цели выполнили только США, Великобритания, Эстония и Греция. К 2023 году уже 12 стран выполнили поставленные цели. И остальные участники приближаются.

- Заявления о неготовности НАТО защитить себя от России звучат спустя два года после начала полномасштабной войны в Европе. Что, на ваш взгляд, является самым главным, что мешает странам ЕС изменить свой подход к рискам еще большей войны?

- Я вижу, что многие страны ЕС меняют свою политику и обсуждают, как и Швеция, риски большой войны и риски войны с Россией. Но, прежде всего, нужно обсудить эту ситуацию со своими людьми. Затем принять решение, а затем подготовиться к худшему. При демократии это всегда займет больше времени, чем при диктатуре. Но долгосрочная выгода именно демократического принятия решений намного лучше. История это показала.

- Как вы относитесь к тому, что страны ЕС не планируют помогать Украине с мобилизацией мужчин, которые не спешат возвращаться в Украину? Только в Эстонии их 10 000. В других странах намного больше.

- По моему мнению, все способные мужчины должны сражаться за свою страну, а не бежать. С другой стороны, существует международное право, которое защищает беженцев. Я думаю, если Украина потребует экстрадиции этих людей, Европа подчинится. Но, честно говоря, я не люблю трусов, которые прячутся. Личное мнение. Я понимаю, что никто не хочет умирать, но если ты нужен своему народу, как ты можешь прятаться? Чтобы защитить свою семью, вам придется сражаться, если на вас нападут.

В конце 2023 года Rus.Postimees сообщал, что в Эстонии находятся по меньшей мере 10 000 потенциальных украинских солдат. Осенью 2023 года в PPA сообщали нам, что «число мужчин [граждан Украины] в возрасте от 18 до 60 лет составляет 7 571 человек». 22 декабря начальник Департамента пограничной и миграционной политики Министерства внутренних дел Янек Мяги заявил Rus.Postimees, что «у Украины нет законных оснований запрашивать нас о выдаче указанных граждан, как и у нас нет оснований их выдавать».

В тот же день министр внутренних дел Лаури Ляэнеметс заявил, что правительство готово «оказать содействие в доставке этих людей из Эстонии в Украину». 14 января, ссылаясь на разговор с президентом Украины премьер-министр Кая Каллас сообщила, что Эстония не будет высылать проживающих здесь украинцев мобилизационного возраста.

- Командующий силами обороны Эстонии Мартин Херем заявил, что Россия активизировала работу по созданию радиопомех на Балтике. Глушат связь, могут менять координаты GPS. Херем говорит, что готовятся к возможной войне с НАТО. Вы сталкивались с такими проблемами на фронте?

- Да, я видел это. На всех частотах на передовой было много помех. Но и украинцы в этом плане очень хороши. Для связи мы использовали в основном Starlink и некоторые украинские системы, необходимые для поддержания связи.

- Возможно, это всего лишь попытка РФ справиться с беспилотниками, которые долетают уже до российских портов на Балтике? Или это нечто большее?

- Радиоэлектронная война уже идет в странах Балтии и Скандинавии, включая кибератаки и так далее.

- Очевидно, что главная помощь Киева - это США. На ваш взгляд, Дональд Трамп - это реальная, или мнимая угроза для успехов ВСУ на фронте?

- Я думаю, что возможность Трампа вновь стать президентом в США потрясет главным образом Западную Европу. Есть риски, что американская поддержка Украины прекратится. Но Украина не перестанет воевать! Надеюсь, что европейские страны сделают еще больший шаг вперед.

Но не может быть и речи, что Украина прекратит боевые действия. Боевой дух у украинцев силен. Они переносят лишения мирного населения и потери среди солдат. Я восхищаюсь ими и надеюсь, что общества как в Швеции, так и в Эстонии, проявят такое же единство, как и украинское. Тогда никто не сможет их победить. Когда кто-то нападает на вас у вас дома, только вы и ваша семья можете дать отпор, а уже затем позвонить в полицию. То же самое и с нациями.

Оливер Метс на фронте в Украине.
Оливер Метс на фронте в Украине. Фото: из личного архива Оливера Метса

- 105 лет назад шведские добровольцы помогали Эстонии в ее борьбе за независимость от России. Правда, их было меньше, чем тех же финнов. На ваш взгляд, в случае необходимости защиты стран Балтии и, в частности, Эстонии, много добровольцев из Швеции приедут сюда? О регулярных войсках НАТО не спрашиваю, их участие юридически гарантировано Уставом НАТО.

- Если произойдет вооруженный конфликт с участием Эстонии, я думаю, что сотни, если не тысячи шведов присоединятся к борьбе. Сегодня мир стал намного ближе, чем 105 лет назад. Швеция, Эстония и страны Балтии в целом имеют исторические связи, гораздо более глубокие, чем с москвичами.

Комментарии (13)
Copy
Наверх